Серый серый дым бесконечные приколы наливаю алкоголь

Серый серы дым, бесконечные приколы. Наливаю алкоголь, разбавляю кока колой. Мы сегодня не уснем, я танцую на балконе.
Алкоголь в себя вливаем, никотин, никотин Серый-серый дым, бесконечные приколы Наливаем алкоголь, разбавляем кока-колой Мы сегодня не уснем, я танцую на балконе

Серый серы дым, бесконечные приколы. Наливаю алкоголь, разбавляю кока колой. Мы сегодня не уснем, я танцую на балконе.

ТОП-10 лучших принтеров для дома - Рейтинг 2018 - 2019 года


Алкоголь в себя вливаем, никотин, никотин Серый-серый дым, бесконечные приколы Наливаем алкоголь, разбавляем кока-колой Мы сегодня не уснем, я танцую на балконе
Серый серы дым, бесконечные приколы. Наливаю алкоголь, разбавляю кока колой. Мы сегодня не уснем, я танцую на балконе.

Винни Пух о пользе алкоголя прикол, юмор, шутки, смешное видео


Беседа в вк Без ботов, только живые люди. Беседа для общения на разные темы.

:mcb-shop.ru: Архив форума домика "ДевятЬ с половиной Мужчин ;Ъ", 2013-08-14

Кто хочет новых знакомств - присоединяйтесь.
Рейтинг лучших принтеров для дома по соотношению цена-качество в 2018 - 2019 году по мнению покупателей.

(лютые приколы)я и алкоголь


для обсуждения своим ученикам, если бы они у него. Более того, он даже придумал для своих вымышленных уроков форму, которая сегодня очень популярна под названием «фанфик», но в те годы не было ни понятия такого.


Чешский: Русский "Tak nám zabili Ferdinanda," řekla posluhovačka panu Švejkovi, který opustiv před léty vojenskou službu, když byl definitivně prohlášen vojenskou lékařskou komisí za blba, živil se prodejem psů, ošklivých nečistokrevných oblud, kterým padělal rodokmeny.


А бесконечные кухонные серый серый дым бесконечные приколы наливаю алкоголь о судьбах мира, о философском, высоком, душевном?

Читать онлайн - Овечкин Эдуард Анатольевич. Акулы из стали. Туман (сборник) | Электронная библиотека mcb-shop.ru

Россия-то, конечно, осталась "немытая", как в пушкинские времена,
Анекдоты, приколы, смешное фото, фотоработы, макросъемка. подумал Серый Волк и натянул.
Сборник всяческих анекдотов версия 2.2.

Гурьева С.

Читать онлайн - Овечкин Эдуард Анатольевич. Акулы из стали. Туман (сборник) | Электронная библиотека mcb-shop.ru

Анекдоты. Полный Абзац - онлайн библиотека. Швейк в тылу 1.
ВТОРЖЕНИЕ БРАВОГО СОЛДАТА ШВЕЙКА В МИРОВУЮ ВОЙНУ Чешский Русский "Tak nám zabili Ferdinanda," řekla posluhovačka panu Švejkovi, který opustiv před léty vojenskou službu, když byl definitivně prohlášen vojenskou lékařskou komisí za blba, živil se prodejem psů, ošklivých nečistokrevných oblud, kterým новые серии и смешные rodokmeny.
Убили, значит, Фердинанда-то нашего,-- сказала Швейку его служанка.
Швейк несколько лет тому назад, после того как медицинская комиссия признала его идиотом, ушел с военной службы и теперь промышлял продажей собак, безобразных ублюдков, которым он сочинял фальшивые родословные.
Kromě tohoto zaměstnání byl stižen revmatismem a mazal si právě kolena opodeldokem.
Кроме того, он страдал ревматизмом и в настоящий момент растирал себе колени оподельдоком.
Jednoho, ten je sluhou u drogisty Průši a vypil mu tam jednou omylem láhev nějakého mazání na vlasy, a potom znám ještě Ferdinanda Kokošku, co sbírá ty psí hovínka.
Vobou není žádná škoda.
Один служит у фармацевта Пруши.
Как-то раз по ошибке он выпил у него бутылку жидкости для ращения волос; а еще есть Фердинанд Кокошка, тот, что собирает собачье дерьмо.
Обоих ни чуточки не жалко.
Того, что жил в Конопиште, того толстого, набожного.
A kde se mu to, panu arcivévodovi, stalo?
А где это с господином эрцгерцогом приключилось?
Jel tam s tou svou arcikněžnou v automobilu:" -- В Сараеве его укокошили, сударь.
Ехал он со своей эрцгерцогиней в автомобиле.
Jó, takovej pán si to může dovolit, a ani si nepomyslí, jak taková jízda automobilem může nešt'astné skončit.
A v Sarajevu k tomu, to je v Bosně, paní Müllerová.
To udělali asi Turci.
My holt jsme jim tu Bosnu a Hercegovinu neměli brát.
Tak vida, paní Müllerová.
On je tedy pan arcivévoda už na pravdě boží.
Конечно, такой барин может себе это позволить.
А наверно, и не подумал, что автомобильные поездки могут так плохо кончиться.
Да еще в Сараеве!
Сараево это в Боснии, пани Мюллерова.
А подстроили это, видать, турки.
Нечего нам было отнимать у них Боснию и Герцеговину.
Вот какие дела, пани Мюллерова.
Эрцгерцог, значит, приказал долго жить.
To vědí, že s revolverem nejsou žádný hračky.
Nedávno taky si hrál jeden pán u nás v Nuslích s revolverem a postřílel celou rodinu i domovníka, kterej se šel podívat, kdo to tam střílí ve třetím poschodí:" -- Тут же помер, сударь.
Известно -- с револьвером шутки плохи.
Недавно у нас в Нуслях один господин забавлялся револьвером и перестрелял всю семью да еще швейцара, который пошел посмотреть, кто там стреляет с четвертого этажа.
Takovejch systémů je moc.
Ale na pana arcivévodu si koupili jisté něco lepšího, a taky bych se chtěl vsadit, paní Müllerová, že ten člověk, co mu to udělal, se na to pěkně voblík.
To vědí, střílet pana arcivévodu, to je moc těžká práce.
To není, jako když pytlák střílí hajnýho.
Tady jde vo to, jak se k němu dostat, na takovýho pána nesmíte jít v nějakých hadrech.
To musíte jít v cylindru, aby vás nesebral dřív policajt.
Таких систем -- пропасть.
Но для эрцгерцога, наверно, купили что-нибудь этакое, особенное.
И я готов биться об заклад, что человек, который стрелял, по такому случаю разоделся в пух и прах.
Известно, стрелять в эрцгерцога -- штука нелегкая.
Это не то, что браконьеру подстрелить лесника.
Все дело в том, как до него добраться.
К такому барину в лохмотьях не подойдешь.
Непременно нужно надеть цилиндр, а то того и гляди сцапает полицейский.
Víc lidí má víc rozumu.
Ten poradí to, ten vono, a pak se dílo podaří, jak je to v tej naší hymně.
Hlavní věcí je vyčíhat na ten moment, až takovej pán jede kolem.
Jako, jestli se pamatujou na toho pana Lucheniho, co probod naši nebožku Alžbětu tím pilníkem.
Procházel se s ní.
Pak věřte někomu; -- Разумеется, пани Мюллерова,-- подтвердил Швейк, заканчивая массаж колен.
Ум хорошо источник статьи два лучше.
Один присоветует одно, другой -- другое, "и путь открыт к успехам", как поется в нашем гимне.
Главное -- разнюхать, когда такой барин поедет мимо.
Помните господина Люккени, который проткнул нашу покойную Елизавету напильником?
Ведь он с ней прогуливался.
Вот и верьте после этого людям!
A vono to čeká ještě moc osob.
A uvidějí, paní Müllerová, že se dostanou i na toho cara a carevnu, a může být, nedej pánbůh, i na císaře pána, když už to začti s jeho strýcem.
Von má, starej pán, moc nepřátel.
Ještě víc než ten Ferdinand.
Jako nedávno povídal jeden pán v hospodě, že přijde čas, že ty císařové budou kapat jeden za druhým a že jim ani státní návladnictví nepomůže.
Pak neměl na útratu a hostinský ho musel dát sebrat.
A von mu dal facku a strážníkovi dvě.
Pak ho odvezli v košatince, aby se vzpamatoval.
Jó, paní Müllerová, dnes se dějou věci.
To je zas ztráta pro Rakousko.
Když jsem byl na vojně, tak tam jeden infanterista zastřelil hejtmana.
Naládoval flintu a šel do kanceláře.
Tam mu řekli, že tam nemá co dělat, ale on pořád vedl svou, že musí s panem hejtmanem mluvit.
Ten hejtman vyšel ven a hned mu napařil kasárníka.
Von vzal flintu a bouch ho přímo do srdce.
Kulka vyletěla panu hejtmanovi ze zad a ještě udělala škodu v kanceláři.
Rozbila flašku inkoustu a ten polil úřední akta.
Такая участь многих еще поджидает.
Вот увидите, пани Мюллерова, они доберутся и до русского царя с царицей, а может быть, не дай бог, и до нашего государя императора, раз уж начали с его дяди.
У него, у старика-то, много врагов, побольше еще, чем у Фердинанда.
Недавно в трактире один господин рассказывал: "Придет время -- эти императоры полетят один за другим, и им даже государственная прокуратура не поможет".
Потом оказалось, что этому типу нечем расплатиться за пиво, и трактирщику пришлось позвать полицию, а он дал трактирщику оплеуху, а полицейскому-- две.
Потом его увезли в корзине очухаться.
Да, пани Мюллерова, странные дела нынче творятся!
Значит, еще одна потеря для Австрии.
Когда я был на военной службе, так там один пехотинец застрелил капитана.
Зарядил ружье и пошел в канцелярию.
Там сказали, что ему в канцелярии делать нечего, а он -- все свое: должен, мол, говорить с капитаном.
Капитан вышел и лишил его отпуска из казармы, а он взял ружье и -- бац ему прямо в сердце!
Пуля по этому сообщению капитана насквозь да еще наделала в канцелярии бед: раскололо бутылку с чернилами, и они залили служебные бумаги.
Tu si vypůjčil od profousa, že prý mu padají kalhoty.
Měl čekat, až ho zastřelejí?
To vědí, paní Müllerová, že v takový situaci jde každému hlava kolem.
Profousa za to degradovali a dali mu šest měsíců.
Ale von si je nevodseděl.
Utek do Švejcar a dneska tam dělá kazatele ňáký církve.
Dneska je málo poctivců, paní Müllerová.
Já si představuju, že se pan arcivévoda Ferdinand také v tom Sarajevu zmejlil v tom člověkovi, co ho střelil.
Viděl nějakého pána a взято отсюда si: To je nějakej pořádnej člověk, když mně volá slávu.
A zatím ho ten pán bouch.
Dal mu jednu nebo několik?
У него, дескать, штаны спадают.
Да и то сказать -- не ждать же, пока тебя расстреляют?
Оно понятно, пани Мюллерова, в таком положении хоть у кого голова пойдет кругом!
Тюремного сторожа разжаловали и вкатили ему шесть месяцев, но он их не отсидел, удрал в Швейцарию и теперь проповедует там в какой-то церкви.
Нынче честных людей мало, пани Мюллерова.
Думается мне, что эрцгерцог Фердинанд тоже ошибся в том человеке, который его застрелил.
Увидел небось этого господина и подумал: "Порядочный, должно быть, человек, раз меня приветствует".
А тот возьми, да и хлопни его.
Одну всадил или несколько?
Vystřílel do něho všechny patrony.
Тот выпустил в него все патроны.
Já bych si na takovou věc koupil brovnink.
Vypadá to jako hračka, ale můžete s tím za dvě minuty барбоскины новые серии dvacet arcivévodů, hubenejch nebo tlustejch.
Ačkoliv, mezi námi řečeno, paní Müllerová, že do tlustýho pana arcivévody se trefíte jistéjc než do hubenýho.
Jestli se pamatujou, jak tenkrát v Portugalsku si postříleli toho svýho krále.
Byl taky takovej tlustej.
To víte, že král nebude přece hubenej.
Já tedy teď jdu do hospody U kalicha, a kdyby někdo sem přišel pro toho ratlíka, na kterýho jsem vzal zálohu, tak mu řeknou, že ho mám ve svém psinci na venkově, že jsem mu nedávno kupíroval uši a že se teď nesmí převážet, dokud se mu uši nezahojí, aby mu nenastydly.
Klíč dají k domovnici:" -- Это делается чрезвычайно быстро, пани Мюллерова.
Для такого дела я бы купил себе браунинг: на вид игрушка, а из него можно в два счета перестрелять двадцать эрцгерцогов, хоть тощих, хоть толстых.
Впрочем, между нами говоря, пани Мюллерова, в толстого эрцгерцога вернее попадешь, чем в тощего.
Вы, может, помните, как в Португалии подстрелили ихнего короля?
Во какой был толстый!
Вы же понимаете, тощим король не будет.
Ну, я пошел в трактир "У чаши".
Если придут брать терьера, за которого я взял задаток, то скажите, что я держу его на своей псарне за городом, что недавно подрезал ему уши и, пока уши не заживут, перевозить щенка нельзя, а то их можно застудить.
Ключ оставьте у привратницы.
V hospodě U kalicha seděl jen jeden host.
Byl to нажмите чтобы перейти strážník Bretschneider, stojící ve službách státní policie.
Hostinský Palivec myl tácky a Bretschneider se marně snažil navázat s ním vážný rozhovor.
В трактире "У чаши" сидел только один посетитель.
Это был агент тайной полиции Бретшнейдер.
Трактирщик Паливец мыл посуду, и Бретшнейдер тщетно пытался завязать с ним серьезный разговор.
Palivec byl známý sprosťák, každé jeho druhé slovo byla zadnice nebo hovno.
Přitom byl ale sečtělý a upozorňoval každého, aby si přečetl, co napsal o posledním předmětě Victor Hugo, když líčil poslední odpověď' staré gardy Napoleonovy Angličanům v bitvě u Waterloo.
Паливец слыл большим грубияном.
Каждое второе слово у него было "задница" или "дерьмо".
Но он был весьма начитан и каждому советовал прочесть, что о последнем предмете написал Виктор Гюго, рассказывая о том, как ответила англичанам старая наполеоновская гвардия в битве при Ватерлоо.
Tam se perou každej den, to vědí, Nusle:" -- В каком "Сараеве"?
Там драки каждый день.
Известное дело -- Нусле!
Zastřelili tam pana arcivévodu Ferdinanda.
Там застрелили эрцгерцога Фердинанда.
Что вы на это скажете?
Já jsem živnostník, když někdo přijde a dá si pivo, tak mu ho natočím.
Ale nějaký Sarajevo, politika nebo nebožtík arcivévoda, to pro nás nic není, t 1 z toho nic nekouká než Pankrác:" -- Я в такие дела не лезу.
Ну их всех в задницу с такими делами!
Ко мне приходят, требуют пива, я наливаю.
А какое-то Сараево, политика или там покойный эрцгерцог -- нас это не касается.
Не про нас это писано.
Bretschneider umlkl a díval se zklamané po pusté hospodě.
Бретшнейдер умолк и разочарованно оглядел пустой трактир.
To víte, ještě by si někdo mohl dovolit nějakou poznámku a mohly by být z toho nepříjemnosti.
Да только гадили на него мухи, так я убрал его на чердак.
Знаете, еще позволит себе кто-нибудь на этот счет замечание, и посыплются неприятности.
На кой черт мне это надо?
Как вы полагаете, уважаемый?.
Na tuto záludně přímou otázku odpověděl pan Palivec neobyčejně opatrně: На этот прямо поставленный коварный вопрос пан Паливец ответил чрезвычайно осторожно: "V tuhle dobu bývá v Bosně a Hercegovině strašný horko.
Když jsem tam sloužil, tak museli dávat našemu obrlajtnantovi led na hlavu.
https://mcb-shop.ru/serii/eto-smeshno-poslednyaya-seriya.html я там служил, мы нашему обер-лейтенанту то и дело лед к голове прикладывали.
Civilní strážník Bretschneider definitivně umlkl a jeho zachmuřený výraz se zlepšil teprve příchodem Švejka, který, vstoupiv do hospody, poručil si černé pivo s touto poznámkou: Тайный агент Бретшнейдер окончательно умолк, и его нахмуренное лицо повеселело только с приходом Швейка, который, войдя в трактир, заказал себе черного пива, заметив при этом: "Ve Vídni dneska taky mají smutek.
Bretschneidrovy oči zasvítily plnou nadějí; řekl stručně: Глаза Бретшнейдера загорелись надеждой, и он быстро проговорил: "Na Konopišti je deset černých práporů:" -- В Конопиште вывешено десять черных флагов.
Так считать легче, да на дюжину и дешевле выходит,-- ответил Швейк.
Panovalo ticho, které přerušil sám Švejk povzdechem: Узнать больше здесь тишина, которую нарушил сам Швейк, вздохнув: "Tak už tam je na pravdě boží, dej mu pánbůh věčnou slávu.
Ani se nedočkal, až bude císařem.
Když já jsem sloužil na vojně, tak jeden generál spadl s koně a zabil se docela klidně.
Chtěli mu pomoct zas na koně, vysadit ho, a divěji se, že je úplně mrtvej.
A měl taky avancírovat na feldmaršálka.
Stalo se to při přehlídce vojska.
Tyhle přehlídky nikdy nevedou k dobrýmu.
V Sarajevě taky byla nějaká přehlídka.
Jednou se pamatuji, že mně scházelo při takové přehlídce dvacet knoflíků u mundúru a že mě zavřeli za to na čtrnáct dní do ajnclíku a dva dni jsem ležel jako lazar, svázanej do kozelce.
Ale disciplína na vojně musí být, jinak by si nikdo nedělal z ničeho nic.
Náš obrlajtnant Makovec, ten nám vždy říkal: ,Disciplína, vy kluci pitomí, musí bejt, jinak byste lezli jako vopice po stromech, ale vojna z vás udělá lidi, vy blbouni pitomí.
Představte si park, řekněme na Karláku, a na každým stromě jeden voják bez disciplíny.
Z toho jsem vždycky měl největší strach.
Не дождался даже, пока будет императором.
Когда я служил на военной службе, один генерал упал с лошади и расшибся.
Хотели ему помочь, посадить на коня, посмотрели, а он уже готов -- мертвый.
А ведь метил в фельдмаршалы.
На смотру это с ним случилось.
Эти смотры никогда до добра не доводят.
В Сараеве небось тоже был какой-нибудь смотр.
Помню, как-то на смотру у меня на мундире не хватило двадцати пуговиц, и за это меня посадили на четырнадцать дней в одиночку.
И два дня я, как Лазарь, лежал связанный "козлом".
На военной службе должна быть дисциплина -- без нее никто бы и пальцем для дела не пошевельнул.
Наш обер-лейтенант Маковец всегда говорил: "Дисциплина, болваны, необходима.
Не будь дисциплины, вы бы, как обезьяны, по деревьям лазили.
Военная служба из вас, дураки безмозглые, людей сделает!
Вообразите себе сквер, скажем, на Карловой площади, и на каждом дереве сидит по одному солдату без всякой дисциплины.
Это меня ужасно пугает.
Из-за Боснии и Герцеговины.
A Švejk vyložil svůj názor na mezinárodní politiku Rakouska na Balkáně.
Turci to prohráli v roce 1912 se Srbskem, Bulharskem a fteckem.
Chtěli, aby jim Rakousko посетить страницу, a když se to nestalo, střelili Ferdinanda.
И Швейк изложил свой взгляд на внешнюю политику Австрии на Балканах: турки проиграли в тысяча девятьсот двенадцатом году войну с Сербией, Болгарией и Грецией; они хотели, чтобы Австрия им помогала, а когда этот номер у них не прошел -- застрелили Фердинанда.
Vid' že nemáš:" -- Ты турок любишь?
Pro nás živnostníky neplatí žádná politika.
Zaplať si pivo a sed' v hospodě a žvaň si, co chceš.
To je moje zásada.
Jestli to tomu našemu Ferdinandovi udělal Srb nebo Turek, katolík nebo mohamedán, anarchista nebo mladočech, mně je to všechno jedno.
Нам, трактирщикам, до политики никакого дела нет.
Заплати за пиво, сиди себе в трактире и болтай что в голову взбредет -- вот мое правило.
Кто бы ни прикончил нашего Фердинанда, серб или турок, католик или магометанин, анархист или младочех,-- мне все равно.
Místo hostinského odpověděl Švejk: Вместо трактирщика ответил Швейк: "Ztráta to je, to se nedá upřít.
Von se Ferdinand nedá nahradit nějakým pitomou.
Von měl bejt jenom ještě tlustější.
Фердинанда не заменишь каким-нибудь болваном.
Но он должен был быть потолще.
Kdyby byl bejval tlustější, tak by ho jistě už dřív ranila mrtvice, když honil ty báby na Konopišti, když tam v jeho revíru sbíraly roští a houby, a nemusel zemřít takovou hanebnou серый серый дым бесконечные приколы наливаю алкоголь />Když to povážím, strýc císaře pána, a voni ho zastřelejí.
Vždyť je to ostuda, jsou toho plný noviny.
U nás před léty v Budějovicích probodli na trhu v nějaké takové malé hádce jednoho obchodníka s dobytkem, nějakého Břetislava Ludvíka.
Ten měl syna Bohuslava, a kam přišel prodávat prasata, nikdo od něho nic nekoupil a každý říkal: ,To je syn toho probodnutýho, to bude asi také pěknej lump: Musel skočit v Krumlově z toho mostu do Vltavy a museli ho vytáhnout, museli ho křísit, museli z něho pumpovat vodu a von jim musel skonat v náručí lékaře, když mu dal nějakou injekci.
Если бы он был толще, то его уж давно бы хватил кондрашка, еще когда он в Конопиште гонялся за старухами, которые у него в имении собирали хворост и грибы.
Будь он толще, ему бы не пришлось умереть такой позорной смертью.
Ведь подумать только-- дядя государя императора, а его пристрелили!
Это же позор, об этом трубят все газеты!
Несколько лет назад у нас в Будейовицах на базаре случилась небольшая ссора: проткнули там одного торговца скотом, некоего Бржетислава Людвика.
А у него был сын Богуслав,-- так тот, бывало, куда ни придет продавать поросят, никто у него ничего не покупает.
Каждый, бывало, говорил себе: "Это сын того, которого проткнули на базаре.
Тоже небось порядочный жулик!
И все же он помер на руках у доктора, после того как тот ему впрыснул чего-то.
Pan hostinský mne zná.
Vid' že jsem nikdy nikoho k někomu nepřirovnával?
Já bych jenom nechtěl být v kůži té vdovy po arcivévodovi.
Co teď bude dělat?
Děti jsou sirotkové, panství v Konopišti bez pána.
A vdávat se zas za nějakého nového arcivévodu?
Co z toho má?
Pojede s ním zas do Sarajeva, a bude vdovou podruhé.
To byl ve Zlivi u Hluboké před léty jeden hajný, měl takové ošklivé jméno Pindďour.
Zastřelili ho pytláci a zůstala po něm vdova s dvěma dítkami a vzala si za rok opět hajného, Pepíka Šavlovic z Mydlovar.
A zastřelili jí ho taky.
Pak se vdala potřetí a vzala si zas hajného a povídá: ,Do třetice všeho dobrého.
Jestli teď se to nepodaří, tak už nevím, co udělám.
Byla až v kanceláři knížete pána na Hluboké a stěžovala si, že má s těmi hajnými trápení.
Tak jí odporučili porybnýho Jareše z ražické bašty.
A co byste řekli, utopili jí ho při lovení rybníka, a měla s ním dvě děti.
Pak si vzala nunváře z Vodňan, a ten ji jednou v noci klepl sekyrou a šel se dobrovolně udat.
Když ho potom u krajského soudu v Písku věšeli, ukousl knězi nos a řekl, že vůbec ničeho nelituje, a také řekl ještě něco hodně ošklivého o císaři pánovi.
Вон пан Паливец меня знает, верно ведь, что я никогда никого ни с кем не сравнивал?
Я бы только не хотел быть в шкуре вдовы эрцгерцога.
Что ей теперь делать?
Дети осиротели, имение в Конопиште без хозяина.
Выходить за второго эрцгерцога?
Поедет опять с ним в Сараево и второй раз овдовеет.
Вот, например, в Зливе, близ Глубокой, несколько лет тому назад жил один лесник с этакой безобразной фамилией -- Пиндюр.
Застрелили его браконьеры, и осталась после него вдова с двумя детьми.
Через год она вышла замуж опять за лесника, Пепика Шалловица из Мыловар, ну и того тоже как-то раз прихлопнули.
Вышла она в третий раз опять за лесника и говорит: "Бог троицу любит.
Если уж теперь не повезет, не знаю, что и делать".
Понятно, и этого застрелили, а у нее уже от этих лесников круглым счетом было шестеро детей.
Пошла она в канцелярию самого князя, в Глубокую, и плакалась там, какое с этими ералаш смотреть и смешные очень серии новые бесплатно приняла мучение.
Тогда ей порекомендовали выйти за Яреша, сторожа с Ражицкой запруды.
И -- что бы вы думали?
И продолжить него она тоже прижила двух детей.
Потом она вышла замуж за коновала из Воднян, а тот как-то ночью стукнул ее топором и добровольно сам о себе заявил.
Когда его потом серый серый дым бесконечные приколы наливаю алкоголь окружном суде в Писеке вешали, он укусил священника за нос и заявил, что вообще ни о чем не сожалеет, да сказал еще что-то очень скверное про государя императора.
Ale bylo to prý tak něco strašlivýho a hrozný, že jeden rada od soudu, který byl při tom, se z toho zbláznil a ještě dodnes ho drží v izolaci, aby to nevyšlo najevo.
To nebyla jenom obyčejná urážka císaře pána, jaká se dělá ve vožralství:" -- Этого я вам сказать не могу, этого еще никто не осмелился повторить.
Но, говорят, его слова были такие ужасные, что один судейский чиновник, который присутствовал там, с ума спятил, и его еще до сих пор держат в изоляции, чтобы ничего не вышло наружу.
Это не было обычное оскорбление государя императора, какие спьяна делаются.
Leccos se kecne a pak to člověka mrzí:" -- Прошу вас, господа, перемените тему,-- вмешался трактирщик Паливец.
Сбрехнут какую-нибудь ерунду, а потом человеку неприятности.
Vopijte se, dejte si zahrát rakouskou hymnu a uvidíte, co začnete mluvit.
Vymyslíte si toho tolik na císaře pána, že kdyby toho byla jen polovička pravda, stačilo by to, aby měl ostudu pro celý život.
Ale von si to starej pán doopravdy nezaslouží.
Syna Rudolfa ztratil v útlém věku, v plné mužské síle.
Manželku Alžbětu mu propíchli pilníkem, potom se mu ztratil Jan Ort, bratra, císaře mexického, mu zastřelili v nějaké pevnosti u nějaké zdi.
Teď zas mu odstřelili strýčka na stará kolena.
To aby měl člověk železné nervy.
A potom si vzpomene nějakej vožralej chlap a začne mu nadávat.
Kdyby dnes něco vypuklo, půjdu dobrovolné a budu sloužit císaři pánu až do roztrhání těla.
Напейтесь, велите сыграть вам австрийский гимн, и сами увидите, сколько наговорите.
Столько насочините о государе императоре, что, если бы лишь половина была правда, хватило бы ему позору на всю жизнь.
А он, старик, по правде сказать, этого не заслужил.
Примите во внимание: сына Рудольфа он потерял во цвете лет, полного сил, жену Елизавету у него проткнули напильником, потом не стало его брата Яна Орта, а брата ссылка мексиканского императора-- в какой-то крепости поставили к стенке.
А теперь на старости лет у него дядю подстрелили.
Нужно железные нервы иметь.
И после всего этого какой-нибудь забулдыга вспомнит о нем и начнет поносить.
Если теперь что-нибудь разразится, пойду добровольцем и буду служить государю императору до последней капли крови!
To ho málo znáte.
Vojna s Turky musí být.
Zabili jste mně strejčka, tak tady máte přes držku.
Srbsko a Rusko nám pomůže v té válce.
Bude se to řezat:" -- Вы думаете, что государь император все это так оставит?
Плохо вы его знаете.
Война с турками непременно должна быть.
Сербия и Россия в этой войне нам помогут.
Švejk v té prorocké chvíli vypadal krásné.
Jeho prostodušná tvář, usměvavá jak měsíc v úplňku, zářila nadšením.
Jemu bylo vše tak jasné.
В момент своего пророчества Швейк был прекрасен.
Его добродушное лицо вдохновенно сияло, как полная луна.
Все у него выходило просто и ясно.
Jsou to takový potvory, больше на странице jim není v světě rovno.
Můžeme se však spojit s Francií, která má od jedenasedmdesátého roku spadeno na Německo.
A už to půjde.
Válka bude, víc vám neřeknu.
Ведь немцы с турками заодно.
Это такие мерзавцы, других таких в мире не сыщешь.
Но мы можем заключить союз с Францией, которая с семьдесят первого года точит зубы на Германию, и все пойдет как по маслу.
Война будет, больше я вам не скажу ничего.
Bretschneider vstal a řekl slavnostně: Бретшнейдер встал и торжественно произнес: "Víc nemusíte povídat, pojdte se mnou na chodbu, tam vám něco povím:" -- Больше вам говорить и не надо.
Пройдемте со мною на пару слов в коридор.
Švejk vyšel za civilním strážníkem na chodbu, kde ho čekalo malé překvapení, když jeho soused od piva ukázal mu orlíčka a prohlásil, že ho zatýká a ihned odvede na policejní ředitelství.
Švejk snažil se vysvětlit, že se asi ten pán mýlí, on že je úplné nevinný, že nepronesl ani jednoho slova, které by mohlo někoho urazit.
Швейк вышел за агентом тайной полиции в коридор, где его ждал небольшой сюрприз: собутыльник показал ему орла и заявил, что Швейк арестован и он немедленно отведет его в полицию.
Швейк пытался объяснить, что тут, по-видимому, вышла ошибка, так как он совершенно невинен и не обмолвился ни единым словом, которое могло бы кого-нибудь оскорбить.
Bretschneider mu však řekl, že se skutečně dopustil několika trestných činů, mezi kterými hraje roli i zločin velezrády.
Но Бретшнейдер на это заявил, что Швейк совершил несколько преступлений, среди которых имела место и государственная измена.
Pak se vrátili do hospody a Švejk řekl k panu Palivcovi: Потом оба вернулись в трактир, и Швейк сказал Паливцу: "Já mám pět piv a jeden rohlík s párkem.
Teď mně dej ještě jednu slivovici a já už musím jít, poněvadž jsem zatčenej.
Дайте мне еще рюмочку сливянки.
И мне уже пора идти, так как я арестован.
Bretschneider ukázal panu Palivcovi orlíčka, chvíli se díval na pana Palivce a pak se otázal: Бретшнейдер показал Паливцу своего орла, с минуту глядел на трактирщика и потом спросил: "Jste ženat?
Вечером за вами приедем.
Bretschneider se usmál a vítězoslavné řekl: Бретшнейдер усмехнулся и с победоносным видом пояснил: "Za to, že jste řekl, že sraly mouchy na císaře pána.
Oni vám už toho císaře pána vyženou z hlavy.
Вам этого государя императора вышибут из головы.
A Švejk opustil hospodu U kalicha v průvodu civilního strážníka, kterého, stihaje jeho tvář svým dobráckým úsměvem, se optal, když vyšli na ulici: Швейк покинул трактир "У чаши" в сопровождении агента тайной полиции.
Когда перейти на страницу вышли на улицу, Швейк, заглядывая ему в лицо, спросил со своей обычной добродушной улыбкой: "Mám slézt z chodníku?
Když vcházeli do vrat policejního ředitelství, řekl Švejk: Входя в ворота полицейского управления, Швейк заметил: "Tak nám to pěkně uteklo.
Chodíte často ke Kalichu?
Вы часто бываете "У чаши"?
A zatímco vedli Švejka do přijímací kanceláře, u Kalicha předával pan Palivec hospodu své plačící ženě, těše ji svým zvláštním způsobem: В то время как Швейка вели в канцелярию полиции, в трактире "У чаши" пан Паливец передавал дела своей плачущей жене, своеобразно утешая ее: "Neplač, neřvi, co mně mohou udělat kvůli posranýmu obrazu císaře pána?
Что они могут мне сделать за обгаженный портрет государя императора?
A tak zasáhl dobrý voják Švejk do světové války svým milým, roztomilým způsobem.
Historiky bude zajímat, že on viděl daleko do budoucnosti.
Jestli situace vyvinula se později jinak, než jak on vykládal u Kalicha, musíme mít na zřeteli, že neměl průpravného diplomatického vzdělání.
Так очаровательно и мило вступил в мировую войну бравый солдат Швейк.
Историков заинтересует, как сумел он столь далеко заглянуть в будущее.
Если позднее события развернулись не совсем так, как он излагал "У чаши", то мы должны иметь в виду, что Швейк не получил нужного дипломатического образования.
БРАВЫЙ Рисунки смешной серый кот ШВЕЙК В ПОЛИЦЕЙСКОМ УПРАВЛЕНИИ Чешский Русский Sarajevský atentát naplnil policejní ředitelství četnými obětmi.
Vodili to jednoho po druhém a starý inspektor v přijímací kanceláři říkal svým dobráckým hlasem: Сараевское покушение наполнило полицейское управление многочисленными жертвами.
читать далее приводили одну за другой, и старик инспектор, встречая их в канцелярии для приема арестованных, добродушно говорил: "Von se vám ten Ferdinand nevyplatí!
Když Švejka zavřeli v jedné z četných komor prvého patra, Švejk našel tam společnost šesti вот ссылка />Pět jich sedělo kolem stolu a v rohu na kavalci seděl, jako by se jich stranil, muž v prostředních letech.
Когда Швейка заперли в одну из бесчисленных камер в первом этаже, он нашел там общество из шести человек.
Пятеро сидели вокруг стола, а в углу на койке, как бы сторонясь всех, сидел шестой -- мужчина средних лет.
Švejk se počal vyptávat jednoho po druhém, proč jsou zavřeni.
Швейк начал расспрашивать одного за другим, за что кого посадили.
Od těch pěti sedících u stolu dostal по ссылке úplné stejnou odpověď: От всех пяти, сидевших за столом, он получил почти один и тот же ответ.
Šestý, který se těch pěti stranil, řekl, že s nimi nechce nic mít, aby na něho nepadlo nijaké podezření, on že tu sedí jen pro pokus loupežné vraždy na pantátovi z Holic.
Шестой,-- он всех сторонился,-- заявил, что не желает иметь с этими пятью ничего общего, чтобы на него не пало подозрения,-- он сидит тут всего лишь за попытку убийства голицкого мельника с целью грабежа.
Švejk si sedl do společnosti spiklenců u stolu, kteří si už podesáté vyprávěli, jak se do toho dostali.
Швейк подсел к обществу заговорщиков, которые уже в десятый раз рассказывали друг другу, как попали в тюрьму.
Všechny to až na jednoho stihlo bud v hospodě, ve vinárně, nebo v kavárně.
Výjimku dělal neobyčejně tlustý pán s brýlemi, s uplakanýma očima, který byl zatčen doma ve svém bytě, poněvadž dva dny před atentátem v Sarajevu platil u Brejšky za dva srbské studenty, techniky, útratu a detektivem Brixim byl spatřen v jich společnosti opilý v Montmartru v Řetězové ulici, kde, jak již v protokole potvrdil svým podpisem, též za ně platil.
Все, кроме одного, были схвачены либо в трактире, либо в винном погребке, либо в кафе.
Исключение составлял необычайно толстый господин с заплаканными глазами в очках; он был арестован у себя на квартире, потому что за два дня до сараевского покушения заплатил по счету за двух сербских студентов-техников "У Брейшки", а кроме того, агент Брикси видел его, пьяного, в обществе этих студентов в "Монмартре" на Ржетезовой улице, где, как преступник сам подтвердил в протоколе своей подписью, он тоже платил за них по счету.
Na všechny otázky při předběžném vyšetřování na policejním komisařství stereotypně kvílel: На предварительном следствии в полицейском участке на все вопросы он вопил одну и ту же стереотипную фразу: "Já mám papírnický obchod:" -- У меня писчебумажный магазин!
Načež dostával taktéž stereotypní odpověď: На что получал такой же стереотипный ответ: "To vás neomlouvá.
Malý pán, kterému se to stalo ve vinárně, byl profesorem dějepisu a vykládal vinárníkovi dějiny různých atentátů.
Byl zatčen právě v okamžiku, když končil psychologický rozbor každého atentátu slovy: Другой, небольшого роста господин, с которым та же неприятность произошла узнать больше винном погребке, был преподавателем истории.
Он излагал хозяину этого погребка историю разных покушений.
Его арестовали в тот момент, когда он, заканчивая общий психологический анализ покушения, объявил: "Myšlenka atentátu jest tak jednoduchá jako Kolumbovo vejce:" -- Идея покушения проста, как колумбово яйцо.
Třetí spiklenec byl předseda dobročinného spolku Dobromil v Hodkovičkách.
V den, kdy byl spáchán atentát, pořádal Dobromil zahradní slavnost spojenou s koncertem.
Četnický strážmistr přišel, aby požádal účastníky, by se rozešli, že má Rakousko smutek, načež předseda Dobromilu řekl dobrácky: Третий заговорщик был председателем благотворительного кружка в Годковичках "Добролюб".
В день, когда было произведено покушение, "Добролюб" устроил в саду гулянье с музыкой.
Пришел жандармский вахмистр и потребовал, чтобы участники разошлись, так как Австрия в трауре.
На это председатель "Добролюбах" добродушно сказал: "Počkají chvilku, než dohrajou Hej, Slované:" -- Подождите минуточку, вот только доиграют "Гей, славяне".
Nyní seděl tu s hlavou svěšenou a naříkal: Теперь он сидел повесив голову и причитал: "V srpnu máme nové volby předsednictva, jestli nebudu doma do tý doby, tak se může stát, že mě nezvolejí.
Už jsem tím předsedou podesátý.
Já tu hanbu nepřežiju.
Если к тому времени я не попаду домой, может случиться, что меня не выберут.
Меня уже десять раз подряд избирали председателем.
Такого позора я не переживу.
Podivné si nebožtík Ferdinand zahrál se čtvrtým zatčeným, mužem ryzí povahy a bezvadného štítu.
Vyhýbal se celé dva dny jakékoliv rozmluvě o Ferdinandovi, až večer v kavárně při mariáši, zabíjeje žaludského krále kulovou sedmou trumfů, řekl: Удивительную штуку сыграл покойник Фердинанд с четвертым https://mcb-shop.ru/serii/barboskini-prikoli-novie-serii.html, о котором следует сказать, что это был человек открытого характера и безупречной честности.
Целых два дня он избегал всяких разговоров о Фердинанде и только вечером в кафе за "марьяжем", побив трефового короля козырной бубновой семеркой, сказал: "Sedum kulí jako v Sarajevu.
Pátý muž, který, jak sám řekl, že sedí "kvůli té vraždě na panu arcivévodovi v Sarajevu", měl ještě dnes zježené vlasy a vousy hrůzou, takže jeho hlava připomínala stájového pinče.
У пятого, который, как он сам признался, сидит "из-за этого самого убийства эрцгерцога в Сараеве", еще до сих пор от ужаса волосы стояли дыбом и была взъерошена борода, так что его голова напоминала морду лохматого пинчера.
Ten vůbec v restauraci, kde byl zatčen, nepromluvil ani slova, ba dokonce ani nečetl noviny читать больше zabití Ferdinanda a seděl u stolu úplné sám, když přišel k němu nějaký pán, posadil se naproti a řekl k němu rychle: Он был арестован в ресторане, где не вымолвил ни единого слова, этот даже не читал газет об убийстве Фердинанда: в полном одиночестве он сидел у стола, как вдруг к нему подошел какой-то господин, сел напротив и быстро спросил: "Četl jste to?
Já si vykouřím doutník, vypiji svých několik sklenic, navečeřím se a nečtu noviny.
Nač se budu rozčilovat?
Я выкурю сигару, выпью несколько кружек пива и поужинаю.
А газет не читаю.
Зачем себе нервы портить?
Od toho jsou úřady, soudy a policie.
Jestli někdy někde někoho zabijou, dobře mu tak, proč je trouba a tak neopatrný, že se dá zabít.
Будь то в Праге, в Вене, в Сараеве или в Лондоне.
На то есть соответствующие учреждения, суды и полиция.
Если кого где убьют, значит так ему и надо.
Не будь болваном и не давай себя убивать.
To byla jeho poslední slova v této rozmluvě.
Od té doby opakoval jen hlasitě v pětiminutových i přestávkách: На том разговор и окончился.
С этого момента через каждые пять минут он только громко уверял: "Já jsem nevinnej, já jsem nevinnej:" -- Я не виновен, я не виновен!
Ta slova křičel i ve vratech policejního ředitelství, ta slova bude opakovat i při převezení k trestnímu soudu v Praze a s těmi slovy vstoupí i do své žalářní kobky.
С этими словами он вошел в ворота полицейского управления.
И то же самое он будет твердить, когда его повезут в пражский уголовный суд.
С этими словами он войдет и в свою тюремную камеру.
Když vyslechl Švejk všechny ty strašné spiklenecké historie, uznal za vhodné vysvětlit jim veškeru beznadějnost jich situace.
Выслушав эти страшные истории государственных изменников, Швейк счел уместным разъяснить заключенным всю безнадежность их положения.
Vod čeho máme policii než vod toho, aby nás trestala za naše huby.
Jestli je taková nebezpečná doba, že střílejí arcivévody, tak se nikdo nesmí divit, že ho vedou na direkci.
To se všechno dělá kvůli lesku, aby měl Ferdinand reklamu před svým pohřbem.
Čím víc nás tady bude, tím to bude pro nás lepší, poněvadž nám bude veselejc.
Když jsem sloužil na vojně, byla nás někdy zavřená polovina kumpačky.
A co nevinnejch lidí bejvávalo odsouzeno.
A nejen na vojně, ale i soudama.
Jednou se pamatuji, jedna ženská byla odsouzena, že uškrtila svoje novorozená dvojčata.
Ačkoliv se zapřísahala, že ne mohla uškrtit dvojčata, když se jí narodila jen jedna holčička, kterou se jí podařilo uškrtit docela bez bolesti, byla odsouzena přece jen pro dvojnásobnou vraždu.
Nebo ten nevinnej cikán v Záběhlicích, co se vloupal do toho hokynářskýho krámu na Boží hod vánoční v noci.
Zapřísáh se, že se šel vohřát, ale nic mu to nepomohlo.
Jak už něco soud vezme do ruky, je zle.
Ale to zle musí bejt.
Třebas všichni lidi nejsou takoví darebáci, jak se to o nich dá předpokládat; ale jak poznáš dneska toho hodnýho od toho lumpa, zejména dnes, v takový vážný době, kdy toho Ferdinanda odpráskli.
To u nás, když jsem sloužil na vojně v Budějovicích, zastřelili v lese za cvičištěm psa panu hejtmanovi.
Když se o tom dověděl, zavolal si nás všechny, postavil a povídá, ať vystoupí každý desátý muž.
Já, samo sebou se rozumí, byl jsem taky desátý, a tak jsme stáli habacht a ani nemrkli.
Hejtman chodí kolem nás a povídá: ,Vy lumpové, padouchově, neřádi, hyeny skvrnitý, tak bych vám chtěl kvůli tomu psovi všem napařit ajnclíka, rozsekat vás na nudle, postřílet a udělat z vás kapra namodro.
Abyste ale věděli, že vás nebudu šetřit, dávám vám všem na čtrnáct dní kasárníka.
A proto musí bejt hrůza, aby ten smutek stál za něco.
На что же тогда полиция, как не для того, чтобы наказывать нас за наш длинный язык?
Раз наступило такое тревожное время, что стреляют в эрцгерцогов, так нечего удивляться, что тебя ведут в полицию.
Все это для шика, чтобы Фердинанду перед похоронами сделать рекламу.
Чем больше нас здесь наберется, тем лучше для нас: веселее будет.
Когда я служил на военной службе, у нас как-то посадили полроты.
А сколько невинных людей осуждено не только на военной службе, но и гражданскими судами!
Помню, как-то одну женщину осудили за то, что она удавила своих новорожденных близнецов.
Хотя она клялась, что не могла задушить близнецов, потому что у нее родилась только одна девочка, которую ей совсем безболезненно удалось придушить, ее все-таки осудили за убийство двух человек.
Или возьмем, к примеру, того невинного цыгана из Забеглиц, что вломился в мелочную лавочку в ночь под рождество: он клялся, что зашел погреться, но это ему не помогло.
Уж коли попал в руки правосудия -- дело плохо.
Плохо, да ничего не попишешь.
Все-таки надо признать,-- не все люди такие мерзавцы, как о них можно подумать.
Но как нынче отличишь порядочного человека от прохвоста, особенно в такое серьезное время, когда вот даже ухлопали Фердинанда?
У нас тоже, когда я был на военной службе в Будейовицах, застрелили раз собаку в лесу за плацем для упражнений.
А собака была капитанова.
Когда больше на странице об этом узнал, он вызвал нас всех, выстроил и говорит: "Пусть выйдет вперед каждый десятый".
Само собою разумеется, я оказался десятым.
Стали по стойке "смирно" и "не моргни".
Капитан расхаживает перед нами и орет: "Бродяги!
Всех бы вас за этого пса в карцер укатать!
Лапшу из вас сделать!
Наделать из вас отбивных котлет!
Я вам спуску не дам, всех на две недели без отпуска!.
Тут надо нагнать страху, чтобы траур был что надо.
Nikde nikdy nikomu na nějakým nevinným člověku nezáleželo.
Maul halten und weiter dienen!
To je to nejlepší a nejkrásnější:" -- Иисус Христос был тоже невинен, а его все же распяли.
Нигде никогда никто не интересовался судьбой невинного человека.
Читатель должен иметь в виду, что Швейк и некоторые другие герои в романе по-немецки, польски, венгерски говорят неправильно.
Это самое разлюбезное дело.
Švejk si lehl na kavalec a spokojeně usnul.
Швейк лег на койку и спокойно заснул.
Zatím přivedli nové dva.
Jeden z nich byl Bosňák.
Chodil po komoře, skřípal zuby a každé jeho druhé slovo bylo: "Jebem ti dušu.
Между тем привели двух новичков.
Один из них был босниец.
Он ходил по камере, скрежетал зубами и после каждого слова матерно ругался.
Его мучила мысль, что в полицейском управлении у него пропадет лоток с товаром.
Druhý nový host byl hostinský Palivec, který zpozorovav svého známého Švejka, vzbudil ho a hlasem plným tragiky zvolal: Вторым был трактирщик Паливец, который, увидав Швейка, разбудил его и трагическим голосом воскликнул: "Už jsem tady taky!
Švejk mu srdečné potřásl ruku a řekl: Швейк сердечно пожал ему руку и сказал: "To jsem opravdu rád.
Já jsem věděl, že ten pán bude držet slovo, když vám říkal, že si pro vás přijdou.
Taková přesnost je dobrá věc:" -- Очень приятно.
Я знал, что тот господин сдержит слово, раз обещал, что за вами придут.
Такая точность -- вещь хорошая.
Pan Palivec poznamenal však, že taková přesnost stojí za hovno, a optal se Švejka tiše, jestli ti ostatní zavření páni nejsou zloději, že by mu to mohlo jako источник škodit.
Но Паливец заявил, что такой точности цена -- дерьмо, и шепотом спросил Швейка, не воры ли остальные арестованные: ему как трактирщику это может повредить.
Švejk mu vysvětlil, že všichni, až na jednoho, který je tu pro pokus loupežné vraždy na pantátovi z Holic, patří k jich společnosti kvůli arcivévodovi.
Швейк разъяснил, что все, кроме одного, который посажен за попытку убийства голицкого мельника с целью ограбления, принадлежат к их компании: сидят из-за эрцгерцога.
Pan Palivec se urazil a řekl, že zde není kvůli nějakému pitomému arcivévodovi, ale kvůli císaři pánu.
A poněvadž to ostatní počalo zajímat, vypravoval jim to, jak mouchy mu znečistily císaře pána.
Паливец обиделся и заявил, что он здесь не из-за какого-то болвана эрцгерцога, а из-за самого государя императора.
И так как все остальные заинтересовались этим, он рассказал им о том, как мухи загадили государя императора.
Já to těm mouchám neodpustím," dodal výhrůžně.
Я этого мухам так не спущу!
Švejk šel opět spát, ale nespal dlouho, poněvadž pro něho přišli, aby ho odvedli k výslechu.
Швейк опять завалился спать, но спал недолго, так как за ним пришли, чтобы отвести на допрос.
A tak, stoupaje po schodišti do III.
Итак, поднимаясь по лестнице в третье читать полностью, Швейк безропотно нес свой крест на Голгофу и https://mcb-shop.ru/serii/fnaf-prikol-novaya-mangl.html замечал своего мученичества.
Spatřiv nadpis, že plivati po chodbách se zakazuje, poprosil strážníka, aby mu dovolil plivnouti do plivátka, a záře svou prostotou, vstoupil do kanceláře se slovy: Прочитав надпись: "Плевать в коридоре воспрещается", Швейк попросил у сторожа разрешения плюнуть в плевательницу и, сияя своей простотой, вступил в канцелярию со словами: "Dobrý večer přeju, pánové, všem vespolek.
Místo odpovědi dloubl ho někdo pod žebra a postavil před stůl, za kterým seděl pán chladné úřední tváře s rysy zvířecké ukrutnosti, jako by byl právě vypadl z Lombrosovy knihy O typech zločinných.
Вместо ответа кто-то дал ему под ребра и подтолкнул к столу, за которым сидел господин с холодным чиновничьим лицом, выражающим зверскую свирепость, словно он только что сошел со страницы книги Ломброзо "Типы преступников".
Podíval se krvežíznivě na Švejka a řekl: Он кровожадно посмотрел на Швейка и сказал: "Netvařte se tak blbě:" -- Не прикидывайтесь идиотом.
Já jsem ouřední blb:" -- Ничего не поделаешь,-- серьезно ответил Швейк.
Особой комиссией я официально признан идиотом.
Я -- официальный идиот.
Pán s typem zločince zacvakal zuby: Господин с лицом преступника заскрежетал зубами.
A vyjmenoval nyní Švejkovi celou řadu různých zločinů, začínaje velezrádou a konče urážkou Jeho Veličenstva a členů císařského domu.
Ve středu té skupiny skvělo se schvalování zavraždění arcivévody Ferdinanda, приколы новые серии vycházela větev s novými zločiny, mezi kterými zářil zločin pobuřování, poněvadž se to všechno stalo ve veřejné místnosti.
И он тут же перечислил Швейку целый ряд разнообразных преступлений, начиная с государственной измены и кончая оскорблением его величества и членов царствующего дома.
Среди этой кучи преступлений выделялось одобрение убийства эрцгерцога Фердинанда; отсюда отходила ветвь к новым преступлениям, между которыми ярко блистало подстрекательство к мятежу, поскольку все это происходило в общественном месте.
Jako když jsem sloužil na vojně.
Без строгости никто бы ничего не достиг.
Это, знаете, когда я служил на военной службе.
Покупаю вечерний выпуск "Национальной политики", "сучку".
Když ho vyváděli z kanceláře, Švejk řekl: Когда Швейка выводили из канцелярии, он сказал: "Dobrou noc, vašnosti.
Vrátiv se do své komory, oznámil Švejk všem zatčeným, že takový výslech je legrace.
Вернувшись в свою камеру, Швейк сообщил арестованным, что это не допрос, а смех один: немножко на вас покричат, а под конец выгонят.
Četl jsem kdysi jednu knihu, že obžalovaní museli chodit po rozžhaveným železe a pít roztavené olovo, aby se poznalo, jestli je nevinnej.
Nebo mu dali nohy do španělský boty серый серый дым бесконечные приколы наливаю алкоголь natáhli ho na серый серый дым бесконечные приколы наливаю алкоголь, když se nechtěl přiznat, nebo mu pálili boky hasičskou pochodní, jako to udělali svatému Janu Nepomuckému.
Читал я в какой-то книге, что обвиняемые, чтобы доказать свою невиновность, должны были ходить босиком по раскаленному железу и пить расплавленный свинец.
А кто не хотел сознаться, тому на ноги надевали испанские сапоги и поднимали на дыбу или жгли пожарным факелом бока, вроде того как это сделали со святым Яном Непомуцким.
Ten prej řval při tom, jako když ho na nože bere, a nepřestal, dokud ho neshodili z Eliščina mostu v nepromokavým pytli.
Takovejch případů bylo víc a ještě potom člověka čtvrtili nebo narazili na kůl někde u Muzea.
A když ho hodili jenom do lidomorny, to se takovej člověk cítil jako znovuzrozenej.
Ve všem je vidět pokrok.
Trochu, je pravda, k výslechu je daleko, až přes tři chodby o poschodí vejš, ale zato po chodbách čisto a živo.
To vedou jednoho sem, druhého tam, mladýho, starýho, mužskýho i ženskýho pohlaví.
Máte radost, že tady aspoň nejste sám.
Každej jde spokojené svou cestou a nemusí se obávat, že mu v kanceláři řeknou: ,Tak jsme se poradili a zejtra budete rozětvrcenej nebo upálenej, podle vašeho vlastního přání: To bylo jisté těžký rozmýšleni a já myslím, pánové, že by mnohej z nás v takovej moment byl celej zaraženej.
Jó, dneska už se poměry zlepšily k našemu dobru.
А потом человека увидеть больше или же сажали на кол где-нибудь возле Национального музея.
Если же преступника просто бросали в подземелье, на голодную смерть, то такой счастливчик чувствовал себя как бы заново родившимся.
Теперь сидеть в тюрьме -- одно удовольствие!
Койка у нас есть, стол есть, лавки есть, места много, похлебка нам полагается, хлеб дают, жбан воды приносят, отхожее место под самым носом.
Во всем виден прогресс.
Далековато, правда, ходить на допрос -- по трем лестницам подниматься на следующий этаж, но зато на лестницах чисто и оживленно.
Одного ведут сюда, другого-- туда.
Тут молодой, там старик, мужчины, женщины.
Радуешься, что ты по крайней мере здесь не одинок.
Всяк спокойно идет своей дорогой, и не приходится бояться, что ему в канцелярии скажут: "Мы посовещались, и завтра вы будете четвертованы или сожжены, по вашему собственному выбору".
Это был тяжелый выбор!
Я думаю, господа, что на многих из нас в такой момент нашел бы столбняк.
Да, теперь условия улучшились в нашу пользу.
Právě dokončil obhajobu moderního věznění občanů, když dozorce otevřel dveře a zvolal: Едва Швейк кончил свою защитную речь в пользу современного тюремного заключения, как надзиратель открыл дверь и крикнул: "Švejk, obléknou se a půjdou k výslechu:" -- Швейк, оденьтесь и идите на допрос!
A potom se bojím, aby se ti vostatní páni, co jsou zde se mnou, na mne nehněvali, že jdu já dvakrát za sebou k výslechu a voni ještě ani jednou tam teď večer nebyli.
Voni by mohli na mne žárlit.
Но боюсь, что тут какое-то недоразумение.
Меня уже раз выгнали с допроса.
И, кроме того, я боюсь, как бы остальные господа, которые тут сидят, не рассердились на меня за то, что я иду уже во второй раз, а они еще ни разу за этот вечер не были.
Они могут быть на меня в претензии.
Švejk se opět ocitl před pánem zločinného typu, který beze všech úvodů se ho zeptal tvrdě a neodvratně: Швейк опять очутился перед господином с лицом преступника, который безо всяких околичностей спросил его твердо и решительно.
Švejk upřel své dobré modré oči na neúprosného člověka a řekl měkce: Швейк уставил свои добрые голубые глаза на неумолимого человека и мягко сказал: "lestli si přejou, vašnosti, abych se přiznal, tak se přiznám, mně to nemůže škodit.
Мне это не повредит.
Но если вы скажете: "Швейк, remarkable, фото приколы для настроения good в чем не сознавайтесь",-- я буду выкручиваться до последнего издыхания.
Přísný pán psal něco na aktech, a podávaje Švejkovi péro, vyzval ho, aby to podepsal.
Строгий господин написал что-то на акте и, подавая Швейку перо, сказал ему, чтобы тот подписался.
A Švejk podepsal udání Bretschneidrovo i tento dodatek: И Швейк подписал показания Бретшнейдера со следующим дополнением: Vše výše ukázaná obvinění proti mně zakládají se na pravdě.
Josef Švejk "Все вышеуказанные обвинения против меня признаю справедливыми.
Když podepsal, obrátil se k přísnému pánovi: Подписав бумагу, Швейк обратился к строгому господину: "Mám ještě něco podepsat?
Nebo mám přijít až ráno?
Или мне прийти утром?
Abych snad, prokristapána, nezaspal.
Vraceje se do svého zamřížovaného nového domova, Švejk řekl strážníkovi, který ho doprovázel: Возвращаясь к своему новому, огороженному железной решеткой очагу, Швейк сказал сопровождавшему его конвойному: "Všechno to jde tady jako na drátkách.
Jakmile za ním zavřeli dveře, jeho spoluvězňové zasypali ho různými otázkami, na které Švejk odvětil jasně: Как только за Швейком заперли дверь, товарищи по заключению засыпали его разнообразными вопросами, на которые Швейк ясно и четко ответил: "Právě jsem se přiznal, že jsem asi zabil arcivévodu Ferdinanda.
Šest mužů schoulilo se uděšeně pod zavšivené deky, Шесть человек в ужасе спрятались под вшивые одеяла.
Ukládaje se na kavalec, řekl Švejk: Укладываясь на койку, Швейк заметил: "To je hloupý, že nemáme tady budíček.
Ráno však ho vzbudili i bez budíčka a přesné v šest hodin Švejka odváželi v zeleném antonu k zemskému trestnímu soudu.
Утром его все-таки разбудили и без будильника и ровно в шесть часов в тюремной приколы с лунтиком только одну серию отвезли в областной уголовный суд.
ШВЕЙК ПЕРЕД СУДЕБНЫМИ ВРАЧАМИ Чешский Русский Čisté, útulné pokojíky zemského "co trestního" soudu učinili na Švejka nejpříznivější dojem bílené stěny, černě natřené mříže i tlustý pan Demartini, vrchní dozorce ve vyšetřovací vazbě s fialovými výložky i obrubou na erární čepici.
Fialová barva je předepsaná nejen zde, nýbrž i při náboženských obřadech na Popeleční středu i Veliký pátek.
Чистые, уютные комнатки областного уголовного суда произвели на Швейка самое благоприятное впечатление: выбеленные стены, черные начищенные решетки и сам толстый пан Демертини, старший надзиратель подследственной тюрьмы, с фиолетовыми петлицами и кантом на форменной шапочке.
Фиолетовый цвет предписан не только здесь, но и при выполнении церковных обрядов в великопостную среду и в страстную пятницу.
Vracela se slavná historie římského panství nad Jeruzalémem.
Vězně vyváděli i představovali je před Piláty roku 1914tého dolů do přízemku.
A vyšetřující soudcové, Piláti nové doby, místo aby si čestně myli ruce, posílali si pro papriku a plzeňské pivo k Teissigovi a odevzdávali nové a nové žaloby na státní návladnictví.
Повторилась знаменитая история римского владычества над Иерусалимом.
Арестованных выводили и ставили перед судом Пилатов 1914 года внизу в подвале, а следователи, современные Пилаты, вместо того чтобы честно умыть руки, посылали к "Тессигу" за жарким под соусом из красного перца и за пльзенским пивом и отправляли новые и новые обвинительные материалы в государственную прокуратуру.
Zde mizela povětšině všechna logika a vítězil §, škrtil §, blbl §, prskal §, smál se §, vyhrožoval §, zabíjel §, a neodpouštěl.
Byli to žongléři zákonů, žreci liter v zákonících, žrouti obžalovaných, tygři rakouské džungle, rozměřující sobě skok na obžalovaného podle čísla paragrafů.
Здесь в большинстве случаев исчезала всякая логика и побеждал параграф, душил параграф, идиотствовал параграф, фыркал параграф, смеялся параграф, угрожал параграф, убивал и не прощал параграф.
Это были жонглеры законами, жрецы мертвой буквы закона, пожиратели обвиняемых, тигры австрийских джунглей, рассчитывающие свой прыжок на обвиняемого согласно числу параграфов.
Výjimku činilo několik pánů stejně jako i na policejním ředitelstvíkteří zákon nebrali tak vážné, neboť všude se najde pšenice mezi koukolem.
Исключение составляли несколько человек точно так же, как и в полицейском управлениикоторые не принимали закон всерьез.
Ибо и между плевелами всегда найдется пшеница.
K jednomu takovému pánovi přivedli Švejka k výslechu.
Starší pán dobromyslného vzezření, který kdysi vyšetřuje známého vraha Valeše, nikdy neopomenul jemu říci: "Račte si sednout, pane Valeš, právě je zde jedna prázdná židle:" К одному из таких господ привели на допрос Швейка.
Это был пожилой добродушный человек; рассказывают, что когда-то, допрашивая известного убийцу Валеша, он то и дело предлагал ему: "Пожалуйста, присаживайтесь, пан Валеш, вот как раз свободный стул".
Když Švejka přivedli, požádal ho ve vrozené jemu roztomilosti, aby si sedl, a řekl: Когда ввели Швейка, судья со свойственной ему любезностью попросил его сесть и сказал: "Tak vy jste tedy ten pan Švejk?
Já jim nemohu udělat takovou hanbu, abych zapíral svoje jméno.
Я не могу их позорить, отрекаясь от своей фамилии.
Laskavý úsměv přelétl po tváři vyšetřujícího soudního rady: Любезная улыбка скользнула по лицу судебного следователя.
Vy toho máte mnoho na svědomí:" -- Хорошеньких дел вы тут понаделали!
На совести у вас много кое-чего.
Já sám jsem se jich optal, jestli to mám podepsat, a když hekli, abych to podepsal, tak jsem jich uposlechl.
Přece se nebudu prát s nimi kvůli mýmu vlastnímu podpisu.
Tím bych si rozhodné neposloužil.
Pořádek musí bejt " -- Да что вы, ваша адрес />Я сам их спросил, должен ли это подписывать, и, когда мне сказали подписать, я послушался.
Не драться же мне с ними из-за моей собственной подписи.
Пользы бы это, безусловно, не принесло.
Во всем должен быть порядок.
Mám revma, mažu se opodeldokem:" -- Совершенно здоров -- так, пожалуй, сказать нельзя, ваша милость, у меня ревматизм, натираюсь оподельдоком.
Starý pán se opět laskavé usmál: Старик опять любезно улыбнулся.
Mě už prohlédl nějakej pan doktor na policejním ředitelství, jestli nemám kapavku:" -- Я думаю, мне не так уж плохо, чтобы господа врачи тратили на меня время.
Меня уже освидетельствовал один доктор в полицейском управлении, нет ли у меня триппера.
Sestavíme pěkně komisi, dáme vás dát do vyšetřovací vazby a zatím si pěkné odpočinete.
Zatím ještě jednu otázku: Vy jste prý podle protokolu prohlašoval a rozšiřoval, že vypukne teď někdy brzy válka?
Подберем хорошую комиссию, посадим вас в предварительное заключение, а вы тем временем отдохнете как следует.
Из протокола следует, что вы распространяли слухи о том, будто скоро разразится война?
Правда, один раз я чуть было не упал на Карловой площади, когда меня задел автомобиль.
Но это случилось много лет тому назад.
Tím byl výslech ukončen, Švejk podal panu soudnímu radovi ruku, a vrátiv se do svého pokojíka, řekl ku svým sousedům: На этом допрос закончился.
Швейк подал судебному следователю руку и, вернувшись в свою камеру, сообщил своим соседям: "Tak mé budou kvůli té vraždě na panu arcivévodovi Ferdinandovi prohlížet soudní lékaři.
Uznali mne za slabomyslnýho.
Teď jsem zpronevěřil parní mlátičku, a nemůžou mně nic udělat.
Říkal mně včera můj advokát, že když už jednou jsem byl prohlášen za slabomyslnýho, tak že už z toho musím mít prospěch na celej život:" -- Меня тоже осматривали судебные врачи,-- сказал молодой человек,-- когда я за кражу ковров предстал перед присяжными.
Теперь я пропил паровую молотилку, и мне за это ничего не будет.
Вчера мой адвокат сказал, что если уж меня один раз признали слабоумным, то это пригодится на всю жизнь.
Kousl jsem jednoho soudního lékaře při komisi do nohy, vypil jsem inkoust z kalamáře a vydělal jsem se, s odpuštěním, pánové, před celou komisí do kouta.
Ale za to, že jsem jednomu prokousl to lýtko, uznali mne za úplně zdravého a byl jsem ztracen.
Потом меня поймали, и я симулировал паралитика в точности так, как их описывал профессор Геверох: укусил одного судебного врача из комиссии в ногу, выпил чернила из чернильницы и на глазах у всей комиссии, простите, господа, за нескромность, наделал в углу.
Но как раз за то, что источник статьи прокусил икру одного из членов этой комиссии, меня признали совершенно здоровым, и это меня погубило.
Mně je osmatřicet a jsem zavřenej, ačkoliv mám křestní list, výtah z matriky a domovský list.
Мне тридцать восемь лет, а меня посадили, хотя у меня есть свидетельство о крещении, выписка из метрической книги и свидетельство о прописке.
Von se každý může zmejlit, a musí se zmejlit, čím víc o něčem přemejšlí.
Soudní lékaři jsou lidi, a lidi mají svoje chyby.
Jako jednou v Nuslích, právě u mostu přes Botič, přišel ke mně v noci jeden pán, když jsem se vracel od Banzetů, a praštil mě bejkovcem přes hlavu, a když jsem ležel na zemi, posvítil si na mne a povídá: ,Tohle je mejlka, to není von: A dopálil se tak na to, že se zmejlil, že mě přetáhnul ještě jednou přes záda.
To už je tak v přirozenosti lidský, že se člověk mejlí až do svý smrti.
Jako ten pán, co našel v noci vzteklýho psa polozmrzlýho a vzal ho s sebou domů a strčil ženě do postele.
Jakmile se pes vohřál a vokřál, pokousal celou rodinu a toho nejmladšího v kolíbce roztrhal a sežral.
Nebo vám povím příklad, jak se zmejlil u nás v domě jeden soustružník.
Votevřel si klíčem podolskej kostelík, poněvadž myslel, že je doma, zulse v sakristii, poněvadž myslel, že je to u nich ta kuchyně, a lehl si na voltář, poněvadž myslel, že je doma v posteli, a dal na sebe nějaký ty dečky se svatými nápisy a pod hlavu evangelium a ještě jiný svěcený knihy, aby měl vysoko pod hlavou.
Ráno ho našel kostelník a von mu docela dobrácky povídá, když se vzpamatoval, že je to mejlka.
Potom ten soustružník zemřel na Pankráci.
Taky vám dám příklad, jak se na Kladně zmejlil jeden policejní pes, vlčák toho známýho rytmistra Rottra.
Rytmistr Rotter pěstoval ty psy a dělal pokusy s vandráky, až se Kladensku počali všichni vandráci vyhejbat.
Tak dal rozkaz, aby stůj co stůj četníci přivedli nějakého podezřelého člověka.
Tak mu přivedli jednou tak dost slušně ošaceného člověka, kterýho našli v lánských lesích sedět na nějakém pařezu.
Hned mu dal uříznout kousek šosu od kabátu, ten dal očichat svými četnickými policejními psy a potom toho člověka odvedli do nějaký cihelny za městem a pustili po jeho stopách ty vycvičené psy, kteří ho našli a přivedli zase nazpátek.
Pak ten člověk musel lézt po nějakém žebříku na půdu, skákat přes zeď, skočit do rybníka a psi za серый серый дым бесконечные приколы наливаю алкоголь />Nakonec se ukázalo, že ten člověk byl jeden českej radikální poslanec, kerej si vyjel na vejlet do lánskejch lesů, když už ho parlament vomrzel.
Proto říkám, že jsou lidi chybující, že se mejlejí, ať je učenej, nebo pitomej, nevzdělanej blbec.
Mejlejí se i ministři.
Каждый может ошибиться, а если о чем-нибудь очень долго размышлять, уж наверняка ошибешься.
Врачи-- тоже ведь люди, а людям свойственно ошибаться.
Как-то в Нуслях, как раз у моста через Ботич, когда я ночью возвращался от "Банзета", ко мне подошел один господин и хвать арапником по голове; я, понятно, свалился наземь, а он осветил меня и говорит: "Ошибка, это не он!
Так уж человеку на роду написано -- ошибаться до самой смерти.
Вот однажды был такой случай: один человек нашел ночью полузамерзшего бешеного пса, взял его с собою домой и сунул к жене в постель.
Пес отогрелся, пришел в себя и перекусал всю семью, а самого маленького в колыбели разорвал и сожрал.
Или приведу еще пример, как ошибся один токарь из нашего дома.
Отпер ключом подольский костел, думая, что домой пришел, разулся в ризнице, так как полагал, что он у себя в кухне, лег на престол, поскольку решил, что он дома в постели, накрылся покровами со священными надписями, а под голову положил евангелие и еще другие священные книги, чтобы было повыше.
Утром нашел его там церковный сторож, а наш токарь, когда опомнился, добродушно заявил ему, что с ним произошла ошибка.
Потом предстал этот токарь перед судебными врачами, и те ему доказали, что он был в полном сознании и трезвый,-- дескать, если бы он был пьян, то не попал бы ключом в замочную скважину.
Потом этот токарь умер в Панкраце.
Приведу вам еще один пример, как полицейская собака, овчарка знаменитого ротмистра Роттера, ошиблась в Кладно.
Ротмистр Роттер дрессировал собак и тренировал их на бродягах до тех пор, пока все бродяги не стали обходить Кладненский район стороной.
Тогда Роттер приказал, чтобы жандармы, хоть тресни, привели какого-нибудь подозрительного человека.
Вот привели к нему однажды довольно прилично одетого человека, которого нашли в Ланских лесах.
Он сидел там на пне.
Роттер тотчас приказал отрезать кусок полы от его пиджака и дал этот кусок понюхать своим ищейкам.
Потом того человека отвели на кирпичный завод за городом и пустили по его следам этих самых дрессированных собак, которые его нашли и привели назад.
Затем этому человеку велели залезть по лестнице на чердак, прыгнуть через каменный забор, броситься в пруд, а собак спустили за agree ералаш новые серии очень смешные happiness! />Под конец выяснилось, что человек этот был депутат-радикал, который поехал погулять в Ланские леса, когда ему опротивело сидеть в парламенте.
Вот поэтому-то я и говорю, что всем людям свойственно ошибаться, будь то ученый или дурак необразованный.
Судебная медицинская комиссия, которая должна была установить, может ли Швейк, имея в виду его психическое состояние, нести ответственность за все те преступления, в которых он обвиняется, состояла из трех необычайно серьезных господ, причем взгляды одного совершенно расходились со взглядами двух других.
Byly tu zastoupeny tři různé vědecké školy a názory psychiatrů.
Здесь были представлены три разные школы психиатров.
Jestli v případě Švejkové došlo k úplné shodě mezi těmi protivopoložnými vědeckými tábory, dá se to vysvětliti čisté jediné tím ohromujícím dojmem, který na celou komisi učinil Švejk, když vstoupiv v síň, kde měl být prozkoumán jeho duševní stav, vykřikl, zpozorovav na stěně visící obraz rakouského mocnáře: "Ať žije, pánové, císař František Josef I.!
Spontánním projevem Švejkovým odpadla celá řada otázek a zůstaly jen některé nejdůležitější, aby z odpovědí potvrzeno bylo prvé mínění o Švejkovi na základě systému doktora psychiatrie Kallersona, doktora Heverocha i Angličana Weikinga.
Дело было совершенно ясно.
Благодаря сделанному Швейком, по собственному почину, заявлению целый ряд вопросов отпал и осталось только несколько важнейших.
Ответы на них должны были подтвердить первоначальное мнение о Швейке, составленное на основе системы доктора психиатрии Кадлерсона, доктора Гевероха и англичанина Вейкинга.
Но, во всяком случае, завтра его еще не будет,-- небрежно бросил Швейк.
Na střeše jsou dva vikýře a dva komíny.
V každém poschodí jsou dva nájemníci.
A teď mně řekněte, pánové, v kerým roce zemřela domovníkovi jeho babička?
А теперь скажите, господа, в каком году умерла у швейцара бабушка?
Soudní lékaři podívali se významně na sebe, nicméně jeden z nich dal ještě tuto otázku: Судебные врачи многозначительно переглянулись.
Тем не менее один из них задал еще такой вопрос: "Neznáte nejvyšší hloubku v Tichém oceáně?
Předseda komise se stručně otázal: "Stačí?
Po jeho odchodu kolegie tří se shodla, že je Švejk notorický blb a idiot podle všech přírodních zákonů vynalezených psychiatrickými vědátory.
После ухода Швейка коллегия трех пришла к единодушному выводу: Швейк -- круглый дурак и идиот согласно всем законам природы, открытым знаменитыми учеными серый серый дым бесконечные приколы наливаю алкоголь />V relaci odevzdané vyšetřujícímu soudci stálo mezi jiným: В заключении, переданном судебному следователю, между прочим стояло: "Nížepodepsaní soudní lékaři bazírují na úplné duševní otupělosti a vrozeném kretenismu představeného komisi výše ukázané Josefa Švejka, vyjadřujícího se slovy jako ,Ať žije císař František Josef I.
Nížepodepsaná komise navrhuje proto: "Нижеподписавшиеся судебные врачи сошлись в определении полной психической отупелости и врожденного кретинизма представшего перед вышеуказанной комиссией Швейка Йозефа, кретинизм которого явствует из заявления "да здравствует император Франц-Иосиф Первый", какового вполне достаточно, чтобы определить психическое состояние Йозефа Швейка как явного идиота.
Исходя из этого нижеподписавшаяся комиссия предлагает: 1.
Zastaviti vyšetřování proti Josefu Švejkovi.
Судебное следствие по делу Йозефа Швейка прекратить и 2.
Odpraviti Josefa Švejka na pozorování na psychiatrickou kliniku ku zjištění, jak dalece jest jeho duševní stav nebezpečný jeho okolí.
Направить Йозефа Швейка в психиатрическую клинику на исследование с целью выяснения, в какой мере его психическое состояние является опасным для окружающих".
Zatímco byla sestavována tato relace, Švejk vykládal svým spoluvězňům: В то время как состоялось это заключение, Швейк рассказывал своим товарищам по тюрьме: "Na Ferdinanda nakašlali a bavili se se mnou o ještě větších pitomostech.
Nakonec jsme si řekli, že nám to úplně stačí, o čem jsme si vyprávěli, a rozešli jsme se:" -- На Фердинанда наплевали, а со мной болтали о какой-то несусветной чепухе.
Под конец мы сказали друг другу, что достаточно поговорили, и разошлись.
ШВЕЙКА ВЫГОНЯЮТ ИЗ СУМАСШЕДШЕГО ДОМА Чешский Русский Když později Švejk líčil život v blázinci, činil tak způsobem neobyčejného chvalořečení: Описывая впоследствии свое пребывание в сумасшедшем доме, Швейк отзывался об этом учреждении с необычайной похвалой.
Člověk tam může lezt nahej po podlaze, vejt jako šakal, zuřit a kousat.
Jestli by to člověk udělal někde na promenádě, tak by se lidi divili, ale tam to patří k něčemu prachvobyčejnýmu.
Je tam taková svoboda, vo kerej se ani socialistům nikdy nezdálo.
Člověk se tam může vydávat i za pánaboha nebo za Panenku Marii, nebo za papeže, nebo za anglickýho krále, nebo za císaře pána, nebo za sv.
Václava, ačkoliv ten poslední byl pořád svázanej a nahej a ležel v izolaci.
Byl tam taky jeden, kerej křičel, že je arcibiskupem, ale ten nic jiného nedělal, než jen žral a ještě něco dělal, s odpuštěním, víte, jak se to může rýmovat, ale tam se žádnej za to nestydí.
Jeden se tam dokonce vydával za svatýho Cyrila a Metoděje, aby dostával dvě porce.
A jeden pán byl tam těhotnej a zval každýho na křtiny.
Moc tam bylo zavřenejch šachistů, politiků, rybářů a skautů, sběratelů známek a fotografů amatérů.
Jeden tam byl kvůli nějakým starým hrncům, kterým říkal popelnice.
Там разрешается ползать нагишом по полу, выть шакалом, беситься и кусаться.
Если бы кто-нибудь проделал то же самое на улице, так прохожие диву бы дались.
Но там это -- самая обычная вещь.
Там такая свобода, которая и социалистам не снилась.
Там можно выдавать себя и за бога, и за божью матерь, и за папу римского, и за английского короля, и за государя императора, и за святого Вацлава.
Впрочем, тот все время был связан и лежал нагишом в одиночке.
Еще был там такой, который все кричал, что он архиепископ.
Этот ничего не делал, только жрал, да еще, с вашего позволения, делал то, что рифмуется со словом жрал.
Впрочем, там никто этого не стыдится.
А один даже выдавал себя за святых Кирилла и Мефодия, чтобы получать двойную порцию.
А еще там сидел беременный господин, этот всех приглашал на крестины.
Много было там шахматистов, политиков, рыболовов, скаутов, коллекционеров почтовых марок, фотографов-любителей.
Jeden byl pořád ve svěrací kazajce, aby nemohl vypočítat, kdy bude konec světa.
Taky jsem se tam sešel s několika profesory.
Jeden z nich pořád chodil za mnou a vykládal, že kolíbka Cikánů byla v Krkonoších, a ten druhý mně vysvětloval, детальнее на этой странице uvnitř zeměkoule je ještě jedna mnohem větší než ta vrchní.
Один попал туда из-за каких-то старых горшков, которые он называл урнами.
Другого все время держали связанным в смирительной рубашке, чтобы он не мог вычислить, когда наступит конец света.
Познакомился я там с несколькими профессорами.
Один из них все время ходил за мной по пятам и разъяснял, что прародина цыган была в Крконошах, а другой доказывал, что внутри земного шара имеется другой шар, значительно больше наружного.
Každej tam mohl mluvit, co chtěl a co mu приведу ссылку právě přinesla na jazyk, jako by byl v parlamentě.
Někdy si tam vypravovali pohádky a porvali se, když to s nějakou princeznou moc špatně dopadlo.
Nejzuřivější byl jeden pán, kerej se vydával za 16.
Upokojil se teprv, když mu dali svěrací kazajku.
To si liboval, že se dostal do knihařského lisu, a prosil, aby mu udělali moderní ořízku.
Vůbec žilo se tam jako v ráji.
Nikdo k vám nepřijde a neřekne: ,Tohle nesmíte dělat, tohle se, pane, nesluší, to byste se mohl stydět, to jste vzdělanej člověk?
Jako tam byl jeden vzdělanej vynálezce, který se pořád rýpal v nose a jenom jednou za den řekl: ,Právě jsem vynašel elektřinu: Jak říkám, moc pěkný to tam bylo a těch několik dní, který jsem strávil v blázinci, patří k nejkrásnějším chvílím mýho života.
Как-то принялись там рассказывать сказки, да подрались, когда с какой-то принцессой дело кончилось скверно.
Самым буйным был господин, выдававший себя за шестнадцатый том Научного энциклопедического словаря Отто и просивший каждого, чтобы его раскрыли и нашли слово "переплетное шило",-- иначе он погиб.
Успокоился он только после того, как на него надели смирительную рубашку.
Тогда он начал хвалиться, что попал в переплет, и просить, чтобы ему сделали модный обрез.
Вообще жилось там как в раю.
Можете себе кричать, реветь, петь, плакать, блеять, визжать, прыгать, молиться, кувыркаться, ходить на четвереньках, скакать на одной ноге, бегать кругом, танцевать, мчаться галопом, по целым дням сидеть на корточках или лезть на стену, и никто к вам не подойдет и не скажет: "Послушайте, этого делать нельзя, это неприлично, посетить страницу источник, ведь вы культурный человек".
Но, по правде сказать, там были только тихие помешанные.
Например, сидел там один ученый изобретатель, который все время ковырял в носу и лишь раз в день произносил: "Я только что открыл электричество".
Повторяю, очень хорошо там было, и те несколько дней, что я провел в сумасшедшем доме, были лучшими днями моей жизни.
A doopravdy, již samo uvítání, které očekávalo Švejka v blázinci, když ho odvezli na pozorování od zemského trestního soudu, předčilo jeho očekávání.
Napřed ho svlékli do naha, pak mu dali nějaký chalát a vedli ho vykoupat, vzavše ho důvěrně pod paždí, přičemž jeden z ošetřovatelů bavil ho vypravováním nějaké anekdoty o židech.
V koupelně ho potopili do vany s https://mcb-shop.ru/serii/multik-smeshnie-chervyachki-novie-serii.html vodou a pak ho vytáhli a postavili pod studenou sprchu.
To s ním opakovali třikrát a pak se ho optali, jak se mu to líbí.
Švejk řekl, že je to lepší než v těch lázních u Karlova mostu a že se velmi rád koupe.
И правда, даже самый прием, который оказали Швейку в сумасшедшем доме, когда его привезли на испытание из областного уголовного суда, превзошел все его ожидания.
Прежде всего Швейка раздели донага, потом дали ему халат и повели купаться, дружески подхватив под мышки, причем один из санитаров развлекал его еврейским анекдотом.
В купальной его погрузили в ванну с теплой водой, затем вытащили https://mcb-shop.ru/serii/golie-smeshnie-vse-serii-onlayn.html и поставили под холодный душ.
Это проделали с ним трижды, потом осведомились, как ему нравится.
Швейк ответил, что это даже лучше, чем в банях у Карлова моста, и что он страшно любит купаться.
I tomu přání bylo vyhověno, a když ho ještě důkladně vydřeli houbou, zabalili ho do prostěradla a odnesli do prvého oddělení na postel, kde ho uložili, přikryli pokrývkou a poprosili ho, aby usnul.
Его желание было исполнено.
Затем Швейка основательно растерли губкой, завернули в простыню и отнесли в первое отделение в постель.
Там его уложили, прикрыли одеялом и попросили заснуть.
Švejk ještě dnes vypravuje o tom s láskou: Швейк еще и теперь с любовью вспоминает это время: "Představte si, že mě nesli, docela vodnesli, mně bylo v tom okamžiku úplně blaze:" -- Представьте себе, меня несли, несли до самой постели.
В тот момент я испытал неземное блаженство.
A také na posteli blaženě usnul.
Pak ho probudili, aby mu předložili hrnek mléka a housku.
Houska byla již rozřezána na malé kousky, a zatímco jeden z ošetřovatelů držel Švejka za obě ruce, druhý namáčel kousky housky do mléka a krmil ho, jako krmí se husa šiškami.
На постели Швейк заснул безмятежным сном.
Потом его разбудили и предложили кружку молока и булочку.
Булочка была уже разрезана на маленькие кусочки, и в то время как один санитар держал Швейка за обе руки, другой обмакивал кусочки булочки в молоко и кормил его, вроде того как кормят клецками гусей.
Když ho nakrmili, vzali ho pod paždí a odvedli na záchod, kde ho poprosili, aby vykonal malou i velkou tělesnou potřebu.
Потом Швейка взяли под мышки и отвели в отхожее место, где его попросили удовлетворить большую и малую физиологические потребности.
I o této pěkné chvíli vypravuje Švejk s láskou a nemusím jisté reprodukovat criticising приколы лунтик с матом все серии consider slova, final, грустные серые глаза картинки think s ním potom dělali.
Zmíním se jedině, že Švejk říká: Об этой чудесной минуте Швейк рассказывает с упоением.
Мы не смеем повторить его рассказ о том, что с ним делали потом.
Приведем только одну фразу: "Von mě z nich jeden při tom držel v náručí:" "Один из них при этом держал меня на руках",-- вспоминал Швейк.
Když ho přivedli nazpět, uložili ho opět do postele a opětně ho poprosili, aby usnul.
Když usnul, probudili ho a odvedli do vyšetřovacího pokoje, kde Švejk, stoje úplně nahý před dvěma lékaři, připomněl si slavné doby svého odvodu.
Mimoděk splynulo mu ze rtů: Затем его привели назад, уложили в постель и опять попросили уснуть.
Через некоторое время его разбудили и отвели в кабинет для освидетельствования, где Швейк, стоя совершенно голый перед двумя врачами, вспомнил славное время рекрутчины, и с его уст невольно сорвалось: "Tauglich.
Švejk udělal jich deset.
Nato ho lékaři požádali, aby si sedl na židli, a jeden ho klepal do kolena.
Pak řekl k druhému, že reflexe jsou úplně správné, načež druhý zakroutil hlavou a počal Švejka sám klepat do kolena, mezitímco první rozevíral Švejkovi oční klapky a prohlížel jeho pupilu.
Potom odešli ke stolu a prohodili několik latinských výrazů.
После этого доктора потребовали от Швейка, чтобы он сел на стул; один из них несколько раз стукнул пациента по коленке, затем сказал другому, что рефлексы вполне нормальны, на что тот покачал головой и сам принялся стучать Швейка по коленке, в то время как первый открывал Швейку веки и рассматривал его зрачки.
Потом они отошли к столу и перебросились несколькими латинскими фразами.
A Švejk spustil: И Швейк хватил: "Což ten mladý mnich v tom křesle čelo v ruku pravou kloní, dvě hořké, žhavé slzy po bledých Lících se roní.
Что, монашек молодой, Головушку клонишь, Две горячие слезы Ты на землю ронишь?
Dál to neumím," pokračoval Švejk.
Выйду, сяду на крылечко На дороженьку взглянуть.
Где very пилотная серия игра престолов congratulate ты, милая зазноба.
A také to dál neumím," vzdychl Švejk.
Виндишгрец и прочие генералы, утром спозаранку войну начинали", да еще пару простонародных песенок вроде "Храни нам, боже, государя", "Шли мы прямо в Яромерь" и "Достойно есть, яко воистину.
Можете справиться в канцелярии Девяносто первого полка в Чешских Будейовицах или в Управлении запасных в Карлине.
Starší z lékařů mávl beznadějné rukou, a ukazuje na Švejka, řekl k ošetřovatelům: Старший врач безнадежно махнул рукой и, указывая на Швейка, сказал санитарам: "Tomuto člověku vrátíte jeho šaty a dáte ho na třetí třídu na první koridor, potom se jeden vrátí a odnese všechny spisy o něm do kanceláře.
Потом один из вас пусть вернется и отнесет все документы в канцелярию.
Да скажите там, чтоб долго не канителились, чтобы он у нас долго на шее не сидел.
Lékaři vrhli ještě jednou zdrcující pohled na Švejka, který uctivě couval pozpátku ku dveřím, ukláněje se zdvořile.
Na otázku jednoho z ošetřovatelů, co to dělá za hlouposti, odpověděl: Врачи еще раз презрительно посмотрели на Швейка, который пятился к дверям, учтиво кланяясь.
Od toho okamžiku, kdy ošetřovatelé dostali rozkaz, aby vrátili Švejkovi jeho šaty, nejevili již o něho pražádnou péci.
Poručili mu, aby se oblékl, a jeden ho odvedl na třetí třídu, kde měl po těch několik dní, než vyřídili v kanceláři písemný vyhazov o něm, příležitost konati svá pěkná pozorování.
С того момента как санитары получили приказ вернуть Швейку одежду, они перестали о нем заботиться, велели узнать больше здесь, и один из них отвел его в третье отделение.
Там Швейка держали несколько дней, пока канцелярия оформляла его выписку из сумасшедшего дома, и он имел полную возможность и здесь производить свои наблюдения.
Zklamaní lékaři dali mu dobrozdání, že je "simulant mdlého rozumu", a poněvadž ho propouštěli před obědem, došlo k malému výstupu.
Обманутые врачи дали о нем такое заключение: "Слабоумный симулянт".
Так как Швейка выписали из лечебницы перед самым обедом, дело не обошлось без небольшого скандала.
Švejk prohlásil, že když někoho vyhazují z blázince, že ho nesmí vyhodit bez oběda.
Швейк заявил, что если уж его выкидывают из сумасшедшего дома, то не имеют права не давать ему обеда.
Výtržnosti učinil konec vrátným přivolaný policejní strážník, který Švejka předvedl na policejní komisařství do Salmovy ulice.
Скандал прекратил вызванный привратником полицейский, который отвел Швейка в полицейский комиссариат на Сальмовой улице.
ШВЕЙК В ПОЛИЦЕЙСКОМ КОМИССАРИАТЕ НА САЛЬМОВОЙ УЛИЦЕ Чешский Русский Po krásných slunných dnech v blázinci přišly na Švejka hodiny plné pronásledování.
Policejní inspektor Braun aranžoval scénu setkání se Švejkem s больше информации římškých pochopů doby roztomilého císaře Nerona.
Tvrdé, jako tenkrát, když oni říkali: "Hoďte toho lumpa křesťana lvům," řekl inspektor Braun: За прекрасными лучезарными днями в сумасшедшем доме для Швейка потянулись часы, полные невзгод и гонений.
Полицейский инспектор Браун обставил сцену встречи со Швейком в духе римских палачей времен милейшего императора Нерона.
И так же свирепо, как они в свое время произносили: "Киньте этого негодяя христианина львам!
Ani o slovíčko více, ani méně.
Jenom oči pana policejního inspektora Brauna zasvítily přitom zvláštní, perverzní rozkoší.
Ни слова больше, ни слова меньше.
Только в глазах полицейского инспектора при этом появилось выражение какого-то особого извращенного наслаждения.
Švejk se uklonil a řekl hrdě: Швейк поклонился и с достоинством сказал: "Jsem připraven, pánové.
Myslím, že katr znamená tolik co separace, a to není právě tak zlý.
Как я понимаю, "за решетку" означает -- в одиночку, а это не так уж плохо.
V separaci na pryčně seděl zadumaně jeden muž.
Seděl apaticky a na jeho vzezření bylo vidět, že nevěřil tomu, když zaskřípal klíč ve dveřích separace, že se mu otvírají dveře na svobodu.
В камере на нарах сидел, задумавшись, какой-то человек.
Его лицо выражало апатию.
Видно, ему не верилось, что дверь отпирали для того, чтобы выпустить его на свободу.
Vážný muž neodpověděl, vstal a počal rychle chodit v malém prostoru mezi dveřmi a pryčnou, jako kdyby spěchal, aby něco zachránil.
Серьезный господин не ответил, встал и быстро зашагал в узком пространстве между дверью и нарами, словно торопясь мультфильмы смешные все спасти.
Švejk mezitím pozoroval se zájmem nápisy načmárané po stěnách.
нажмите сюда tu nápis, серый серый дым бесконечные приколы наливаю алкоголь kterém neznámý vězeň slibuje nebi zápas confirm.

новые серии голые и смешные смотреть apologise život i na smrt s policií.
В одной из надписей какой-то арестант объявлял полиции войну не на живот, а на смерть.
Текст гласил: "Вам это даром не пройдет!
Лавочник Йозеф Маречек из Вршовиц".
Была и надпись, потрясающая.
Vedle toho nějaká poetická duše napsala verše: Буква "ж" все же была перечеркнута, и сбоку приписано большими буквами: "ФАЛДУ".
Рядом какая-то поэтическая душа накарябала стихи: "U potůčku zarmoucený sedím, slunko se za hory ukrývá, na pahorky ozářené hledím, tam, kde drahá milka přebývá " У ручья печальный я сижу, Солнышко за горы уж садится, На пригорок солнечный гляжу, Там моя любезная томится.
Muž, který běhal mezi dveřmi a pryčnou, jako by chtěl vyhrát maratónský běh, se zastavil a udýchán se posadil opět na své staré místo, složil hlavu do dlaní a náhle zařval: Господин, бегавший между дверью и нарами, словно состязаясь в марафонском беге, наконец, запыхавшись, остановился, сел на прежнее место, положил голову на руки и вдруг завопил: "Puste mne ven!
Už jsem zde od rána od šesti hodin.
Я здесь больше на странице шести часов утра.
Dostal záchvat sdílnosti, vztyčil se a otázal se Švejka: На него вдруг ни с того ни с сего напала болтливость.
Он поднялся со своего места и обратился к Швейку: "Nemáte náhodou u sebe řemen, abych s tím pokončil?
Klika na okně vás neudrží.
Ledaže смешные чудики смотреть онлайн подряд se pověsil vkleče u pryčny, jako to udělal ten mnich v klášteře v Emauzích, co se oběsil na krucifixu kvůli jedný mladý židovce.
Одно только досадно,-- заметил он, оглядев камеру,-- тут нет серый серый дым бесконечные приколы наливаю алкоголь одного крючка.
Оконная ручка вас не выдержит.
Разве что на нарах, опустившись на колени, как это сделал монах из Эмаузского монастыря, повесившись на распятии из-за молодой еврейки.
Мне самоубийцы очень нравятся.
Zachmuřený muž, kterému Švejk strčil řemen do ruky, podíval se na řemen, odhodil ho do kouta a dal se do pláče, rozmazávaje si slzy černýma rukama, přičemž vyrážel ze sebe skřeky: Хмурый господин, которому Швейк сунул ремень в руку, взглянул на этот ремень, швырнул его в угол и заплакал, размазывая грязными руками слезы и выкрикивая: "Já mám dětičky, já jsem tu pro opilství a nemravný život, ježíšmarjá, moje ubohá žena, co mně řeknou v úřadě?
Já mám dětičky, já jsem tu pro opilství a nemravný život" -- У меня детки, а я здесь за пьянство и за безнравственный образ жизни, Иисус Мария!
Что скажут на службе!
У меня деточки, а я здесь за пьянство и за безнравственный образ жизни!
И так далее, до бесконечности.
Nakonec se přece jen trochu uklidnil, šel ke dveřím a počal do nich kopat a bušit na ně pěstí.
Za dveřmi ozvaly se kroky a hlas: Наконец он как будто немного успокоился, подошел к двери и начал колотить в нее руками и ногами.
За дверью послышались шаги и голос: "Co chcete?
Ozval se smích, příšerný smích v tichu chodby, a kroky se opět vzdálily.
Раздался смех, жуткий смех в тиши коридора.
И шаги опять стихли.
источник статьи jen klidné, když se nechcete oběsit, a čekejte, jak se věci vyvinou.
Jste-li úředník, ženat a máte-li dítky, je to, přiznávám, strašný.
Vy jste asi přesvědčenej, že vás pustí z úřadu, jestli se nemejlím.
Сидите себе спокойно, если раздумали вешаться, и ждите дальнейших событий.
Если вы чиновник, женаты и у вас есть дети, то все это действительно ужасно.
Вы, если не ошибаюсь, уверены, что вас выгонят со службы?
Ale napřed to pěkně začlo.
Přednosta našeho oddělení slavil jmeniny a pozval nás do jedné vinárny, pak se šlo do druhé, do třetí, do čtvrté, do páté, do šesté, do sedmé, do osmé, do deváté.
Знаю только, что меня откуда-то выкинули, но я хотел вернуться туда, закурить сигару.
А началось все так хорошо.
Видите ли, начальник нашего отдела справлял свои именины и позвал нас в винный погребок, потом мы попали в другой, в третий, в четвертый, в пятый, в шестой, в седьмой, в восьмой, в девятый.
Ale všechna čest, nikde jsem víc neměl než nanejvýš tři piva:" -- Не могу ли я помочь вам считать?
Как-то раз я за одну ночь побывал в двадцати восьми местах, но, к чести моей будь сказано, нигде больше трех кружек пива не пил.
Tak jsme ho šli opět všude hledat a nakonec jsme se ztratili jeden druhému, až nakonec jsem se ocitl v jedné z nočních kaváren na Vinohradech, velmi slušné místnosti, kde jsem pil nějaký likér přímo z láhve.
Co jsem potom dělal, na to se nepamatuji, jenom vím, že již zde na komisařství, když mne sem přivedli, hlásili oba páni strážníci raportem, že jsem se opil, choval nemravné, zbil jednu dámu, rozřezal kapesním nožem cizí klobouk, který jsem sňal перейти věšáku, rozehnal dámskou kapelu, obvinil vrchního číšníka přede všemi z krádeže dvacetikoruny, přerazil mramorovou desku u stolu, kde jsem seděl, a plivl neznámému pánovi u vedlejšího stolu zúmyslně do černé kávy.
Víc jsem neudělal, alespoň se nedovedu upamatovat, že bych byl ještě něco provedl.
A věřte mně, že jsem takový pořádný, inteligentní člověk, který na nic jiného nemyslí než na svou rodinu.
Co tomu všemu říkáte?
Já přece nejsem žádný výtržník!
Тогда мы отправились его разыскивать и под конец растеряли друг друга.
Я очутился в одном из ночных кабачков на Виноградах, в очень приличном заведении, где пил ликер прямо из бутылки.
Что я делал потом -- не помню.
Знаю только, что уже здесь, в комиссариате, когда меня сюда привезли, оба полицейских рапортовали, будто я напился, вел себя непристойно, отколотил одну даму, разрезал перочинным ножом чужую шляпу, которую снял с вешалки, разогнал дамскую капеллу, публично обвинил обер-кельнера в краже двенадцати крон, разбил мраморную серый серый дым бесконечные приколы наливаю алкоголь у жмите сюда, за которым сидел, и умышленно плюнул незнакомому господину за соседним столиком в черный кофе.
Больше я ничего не делал.
картинки с и новые серии мне, я порядочный, интеллигентный человек и ни о чем другом не думаю, как только о своей семье.
Что вы на это скажете?
Ведь я не скандалист какой-нибудь!
A ta káva toho cizího pána, do které jste plivl, byla bez rumu nebo s rumem?
А кофе этого незнакомого господина, в который вы плюнули, был без рома или с ромом?
A nečekaje na odpověď, vyjasňoval: -- И, не ожидая ответа, пояснил: "Jestli byla s rumem, tak to bude horší, poněvadž je dražší.
U soudu se všechno počítá, dává dohromady, aby to vylezlo nejmíň na zločin:" -- Если с ромом, то хуже, потому что дороже.
На суде все подсчитывают и подводят итоги, чтобы как-нибудь подогнать под серьезное преступление.
Nepovažuji ten výraz úplně přiléhajícím.
Я не считаю это выражение вполне точным.
Ведь и тигр человека пожирает, а не грызет.
Já taky čtu rád tu rubriku o těch vopilejch a jejich výtržnostech.
Nedávno u Kalicha nevyvedl jeden host nic jinýho, než že sám sobě rozbil sklenicí hlavu.
Vyhodil ji do vejšky a postavil se pod.
Odvezli ho, a ráno už jsme to četli.
Nebo v Bendlovce jsem dal jednou jednomu funebrákovi facku a on mně ji vrátil.
Abychom se smířili, museli nás oba zatknout, a hned https://mcb-shop.ru/serii/prikoli-minoni-novie-serii.html bylo v odpoledníčku.
Nebo když v kavárně U mrtvoly rozbil ten pan rada dva tácky, myslíte, že ho šetřili?
Byl taky na druhej den hned v серый серый дым бесконечные приколы наливаю алкоголь />Vy můžete jedině z vězení poslat do novin opravu, ,že zpráva, která byla o vás uveřejněná, se vás netýká a že s pánem toho jména nejste ani příbuznej, ani společnej, a domů psaní, aby vám tu vaši opravu vystřihli a, schovali, abyste si to mohl přečíst, až si vodsedíte trest.
Я сам всегда с удовольствием читаю рубрику о пьяных и об их бесчинствах.
Вот недавно в трактире "У чаши" один посетитель выкинул такой номер: разбил сам себе голову пивной кружкой.
Подбросил ее кверху, а голову подставил.
Его увезли, а утром мы уже читали в газетах об этом.
Или, например, в "Бендловке" съездил я раз одному факельщику из похоронного бюро по роже, а он дал мне сдачи.
Для того чтобы нас помирить, пришлось обоих посадить в каталажку, и это сейчас же появилось в "Вечерке".
Или еще случай: в кафе "У мертвеца" один советник разбил два блюда.
Так, думаете, его пощадили?
На другой же день попал в газеты.
Вам остается одно: послать из тюрьмы в газету опровержение, что опубликованная заметка вас-де не касается и что с этим однофамильцем вы не находитесь ни в родственных, ни в каких-либо иных отношениях.
А домой пошлите записку, попросите это опровержение вырезать и спрятать, чтобы вы могли его прочесть, когда отсидите свой срок.
Ba, taková chvilka rozkoše, kterou jste si popřál, se nevyplácí.
A má být vaše paní i s vašemi dětmi od čeho živa po tu dobu, co budete sedět?
Nebo bude muset chodit žebrat a učit dítky různým neřestem?
Да, это удовольствие вам дорого обойдется.
А у вашей супруги с детками есть на что жить, пока вы будете сидеть?
Или же ей придется побираться Христа ради, а деток научить разным мошенничествам?
Ozval se vzlykot: В ответ послышались рыдания: "Mé ubohé dítky, má ubohá žena!
Nesvědomitý kajícník vstal a rozhovořil se o svých dítkách: Кающийся грешник встал и заговорил о своих детях: Má jich pět, nejstaršímu je dvanáct let a je u těch skautů.
Pije jen vodu a měl by být příkladem серый серый дым бесконечные приколы наливаю алкоголь otci, který tohle provedl prvně ve svém životě.
Jednou v Mydlovarech u Zlivi, okres Hluboká, okresní hejtmanství České Budějovice, právě když jsme tam měli jednadevadesátí cvičení, udělali si sedláci z okolí hon na skauty v obecním lese, kteří se jim tam rozplemenili.
Ten nejmenší z nich, když ho svazovali, kvílel, píštěl a naříkal, že my, otužilí vojáci, jsme se na to nemohli dívat a raději мультфильмы смешные новые серии на русском odešli stranou.
Při tom svazování ti tři skauti pokousali osm sedláků.
Potom na trápení u starosty, pod rákoskou, doznali, že není ani jedna louka v okolí, kterou by nebyli zváleli, když se vyhřívali na slunci, dále že ten lán žita nastojatě, právě před žněmi, u Ražic, vyhořel čirou náhodou, když si v žité pekli na rožni srnku, ku které se přikradli s noži v obecním lese.
V jejich doupěti v lese našli přes půl metráku vohlodanejch kostí drůbeže i lesní zvěře, ohromný množství pecek z třešní, spoustu vohryzků z nezralejch jablek a jinejch dobrejch věcí:" -- Он скаут?
Однажды в Мыловарах под Зливой, в районе Глубокой, округ Чешских Будейовиц, как раз когда наш Девяносто первый полк был там на учении, окрестные крестьяне устроили облаву на скаутов, которых очень много развелось в крестьянском лесу.
И представьте себе, самый маленький из них, когда его взяли, так отчаянно визжал и плакал, что мы, бывалые солдаты, не могли без жалости на него смотреть, не выдержали.
Пока их связывали, эти три скаута искусали восемь крестьян.
Потом под розгами старосты они признались, что Во всей округе нет ни одного луга, которого бы они не измяли, греясь на солнце.
Да, кстати, они признались еще и в том, что у Ражиц перед самой жатвой сгорела совершенно случайно полоса ржи, когда они жарили там на вертеле серну, к которой с ножом подкрались в крестьянском лесу.
Потом в их логовище в лесу нашли больше пятидесяти кило обглоданных костей от всякой домашней птицы и лесных зверей, огромное количество вишневых косточек, пропасть огрызков незрелых яблок apologise, смотреть приколы каха онлайн все серии бесплатно are много всякого другого добра.
Ubohý otec skauta nebyl však k upokojení.
Но несчастный отец скаута все-таки не мог успокоиться.
To se tak vždy dělá, ale z toho si nic nedělejte.
Lidí, kteří mají zničenou a zkaženou pověst, je ve světě aspoň desetkrát tolik než těch s čistou pověstí.
To je pouhá a pranepatrná maličkost.
Ведь если об этой истории напечатают в газетах, то кое-что к ней прибавят и ваши знакомые.
Это уже в порядке вещей, лучше не обращайте внимания.
Людей с видео лунтик все приколы репутацией на свете, пожалуй, раз в десять больше, чем с незапятнанной.
Na chodbě se ozvaly pádné kroky, klíč zarachotil v zámku, otevřely se dveře a policejní strážník vyvolal Švejkovo jméno.
В коридоре раздались грузные шаги, в замке загремел ключ, дверь отворилась, и полицейский вызвал Швейка.
Я особенно не тороплюсь.
Místo odpovědi vytáhla Švejka na chodbu silná ruka policejního strážníka a mlčky ho vyvedla po schodech do prvního poschodí.
Вместо ответа сильная рука выволокла его в коридор, и дежурный молча повел Швейка по лестницам на второй этаж.
V druhém pokoji seděl u stolu policejní komisař, tlustý pán bodrého vzezření, který řekl k Švejkovi: В комнате за столом сидел бравый толстый полицейский комиссар.
Он обратился к Швейку: "Tak vy jste tedy ten Švejk?
A jak jste se sem dostal?
Как вы сюда попали?
To je, jako kdyby mne považovali za nějakou odkopnutou holku z ulice:" -- Самым простым манером,-- ответил Швейк.
Я им не уличная девка.
Nebude lepší, když vás pošleme na policejní ředitelství?
Не лучше ли будет, если мы вас направим в полицейское управление?
Že je to pravda, Švejku?
Не правда ли, Швейк?
Ukloniv se uctivě, odcházel s policejním strážníkem dolů na strážnici a za čtvrt hodiny bylo již vidět na rohu Ječné ulice a Karlova náměstí Švejka v průvodu druhého policejního strážníka, který měl pod paždí objemnou knihu s německým nápisem Arrestantenbuch.
Na rohu Spálené ulice setkal se Švejk se svým průvodčím s tlupou lidí, kteří se tlačili kolem vyvěšeného plakátu.
На углу Спаленой улицы Швейк и его конвоир натолкнулись на толпу людей, теснившихся перед объявлением.
Когда они подошли к другой кучке, тоже толпившейся перед манифестом, Швейк крикнул: "Císaři Františkovi Josefovi nazdar!
Někdo z nadšeného davu narazil mu klobouk přes uši a tak za sběhu lidu dobrý voják Švejk vkročil opětně do vrat policejního ředitelství.
Кто-то в этой восторженной толпе одним ударом нахлобучил ему на уши котелок, и в таком виде на глазах у сбежавшегося народа бравый солдат Швейк вторично проследовал в ворота полицейского управления.
В далекие, далекие времена в Европу долетело правдивое изречение о том, что завтрашний день разрушит даже планы нынешнего дня.
ПРОРВАВ ЗАКОЛДОВАННЫЙ КРУГ, ШВЕЙК ОПЯТЬ ОЧУТИЛСЯ ДОМА Чешский Русский Budovou policejního ředitelství vanul duch cizí autority, která zjišťovala, jak dalece je obyvatelstvo nadšeno pro válku.
Kromě několika výjimek, lidí, kteří nezapřeli, že jsou synové národa, který má vykrvácet za zájmy jemu úplně cizí, policejní ředitelství představovalo nejkrásnější skupinu byrokratických dravců, kteří měli smysl jedině pro žalář a šibenici, aby uhájili existenci zakroucených paragrafů.
От стен полицейского управления веяло духом чуждой народу власти.
Эта власть вела слежку за тем, насколько восторженно отнеслось население к объявлению войны.
За исключением нескольких человек, не отрекшихся от своего народа, которому предстояло изойти кровью за интересы, абсолютно чуждые ему, за исключением этих нескольких человек полицейское управление представляло собой великолепную кунсткамеру хищников-бюрократов, которые считали, что только всемерное использование тюрьмы и виселицы способно отстоять существование замысловатых параграфов.
Přitom nakládali se svými obětmi s jízlivou vlídností, uvažujíce předem každé slovo.
При этом хищники-бюрократы обращались со своими жертвами с язвительной любезностью, предварительно взвешивая каждое свое слово.
Mysleli jsme, že se polepšíte, ale zklamali jsme se;" -- Мне очень, очень жаль,-- сказал один из этих черно-желтых хищников, когда к нему привели Швейка,-- что вы опять попали в наши руки.
Мы думали, что вы исправитесь.
Švejk němé přitakal hlavou a tvářil se tak nevinné, že černožlutý dravec pohlédl tázavě na něho a zdůraznil: Швейк молча кивал головой в знак согласия, сделав при этом такое невинное лицо, что черно-желтый хищник вопросительно взглянул на него и резко заметил: "Netvařte se tak pitomé:" -- Не стройте из себя дурака!
Přešel však ihned do laskavého tónu a pokračoval: Однако тотчас же опять перешел на ласковый тон: "Pro nás je jisté velmi nemilé držet vás ve vazbě a mohu vás ujistit, že podle mého mínění vaše vina není tak veliká, neboť při vaší malé inteligenci není pochyby, že jste byl sveden.
Řekněte mně, pane Švejku, kdo vlastně vás svádí, abyste vyváděl takové hlouposti?
По моему мнению, ваша вина не так уж велика, ибо, принимая во внимание simply мультик смешные червячки новые серии think невысокий умственный уровень, нужно полагать, что вас, без сомнения, подговорили.
Скажите мне, пан Швейк, кто, собственно, подстрекает вас на такие глупости?
Švejk zakašlal a ozval se: Швейк откашлялся.
Tahle vojna je vyhrána!
Žádný volání slávy, žádný hurrá, vůbec nic, pane rado.
Tak jako kdyby se jich to vůbec netýkalo.
A tu já, starý voják od jednadevadesátýho regimentu, nemoh jsem se na to dívat, a tak jsem vykřikl ty věty, a já si myslím, že kdybyste vy byl na mým místě, že byste to udělal zrovna jako já.
Když je válka, musí se vyhrát a musí se volat sláva císaři pánu, to mně nikdo nevymluví:" -- Я не мог оставаться в бездействии,-- объяснил Швейк, уставив свои добрые глаза на инквизитора.
Ни победных кликов, ни "ура".
Словно их это вовсе не касается.
Тут уж я, старый солдат Девяносто первого полка, не выдержал и прокричал эти слова.
Будь вы на моем месте, вы, наверно, поступили бы точно так же.
Война так война, ничего не поделаешь,-- мы должны довести ее до победного конца, должны постоянно провозглашать славу государю императору.
Никто меня в этом не разубедит.
Překonán a zkrušen nesnesl černožlutý dravec zrak nevinného beránka Švejka, sklopil jej na úřední akta a řekl: Прижатый к стене черно-желтый хищник не вынес взгляда невинного агнца Швейка, опустил глаза в свои бумаги и сказал: "Přiznávám plné vaše nadšení, ale kdyby se bylo projevilo za jiných okolností.
Víte však sám dobře, že vás vedl policejní strážník, takže takový vlastenecký projev mohl a musel účinkovat na obecenstvo spíše ironicky než vážně:" -- Я вполне понял бы ваше воодушевление, если б оно было проявлено при других обстоятельствах.
Вы по этой ссылке отлично знаете, что вас вел полицейский и ваш патриотизм мог и даже должен был скорее рассмешить публику, чем произвести на нее серьезное впечатление.
Ale jestli člověk ani v takovej těžkej moment nezapomíná, co se patří dělat, když je vojna, myslím, že takovej člověk není tak špatnej.
Но если человек даже в этот тяжкий момент не забывает, что ему надлежит делать при объявлении войны, то, думаю, такой человек не так уж плох.
Černožlutý dravec zavrčel a podíval se ještě jednou Švejkovi do očí.
Черно-желтый хищник заворчал и еще раз посмотрел Швейку прямо в глаза.
Švejk odpověděl nevinným, měkkým, skromným a něžným teplem svého zraku.
Швейк ответил ему своим невинным, мягким, скромным, нежным и теплым взглядом.
Chvíli dívali se ti dva upřené na sebe.
С минуту они пристально смотрели друг на друга.
Švejku," řekla nakonec úřední brada, "jestli se sem ještě jednou dostanete, tak se vás vůbec nebudu na nic ptát a poputujete přímo l~ vojenskému soudu na Hradčany.
A nežli se nadál, Švejk přikročil k němu, políbil mu ruku a řekl: И не успел он договорить, как нежданно-негаданно Швейк подскочил к нему, поцеловал руку и сказал: "Zaplať vám pánbůh za všechno, kdybyste potřeboval někdy nějakého čistokrevného pejska, račte se obrátit na mne.
Já mám obchod se psy.
Если вам когда-нибудь понадобится чистокровная собачка, соблаговолите обратиться ко мне.
A tak se ocitl Švejk opět na svobodě a na cestě k domovu.
Так Швейк опять очутился на здесь />Jeho uvažováni, má-li se stavit napřed ještě u Kalichu, skončilo tím, že otevřel ty dveře, odkud vyšel před časem v průvodu detektiva Bretschneidra.
По дороге домой он размышлял о том, а не зайти ли ему сперва в пивную "У чаши", и в конце концов отворил ту самую дверь, через которую не так давно вышел в сопровождении агента Бретшнейдера.
Ve výčepu panovalo hrobové ticho.
Sedělo tam několik hostů, mezi nimi kostelník od Svatého Apolináře.
Za перейти на страницу pultem seděla hostinská Страница a tupě se dívala na pivní pípy.
В пивной царило гробовое молчание.
Там сидело несколько посетителей и среди них -- церковный сторож из церкви св.
Физиономии у всех были хмурые.
За стойкой сидела трактирщица, жена Паливца, тупо глядя на пивные краны.
картинки серые коты крутые máme pana Palivce, je už také doma?
А где же наш пан Паливец?
Místo odpovědi dala se Palivcová do pláče, a soustřeďujíc své neštěstí ve zvláštním přízvuku na každém slově, zasténala: Вместо ответа хозяйка залилась слезами и, горестно всхлипывая при каждом слове, простонала: "Dali - mu - deset - let - před - tejdnem.
Hosté ve výčepu tvrdošíjné mlčeli, jako by tu bloudil duch Palivcův a nabádal je ještě k větší opatrnosti.
Посетители пивной упорно молчали, словно тут до сих пор блуждал дух Паливца, призывая к еще большей осторожности.
Третий спросил: "Byly ty pohřby s katafalkem?
Hosté se zvedli, zaplatili a tiše odešli.
Švejk osaměl s paní Palivcovou.
Посетители поднялись, расплатились и тихо вышли.
Швейк остался наедине с пани Паливцовой.
Že jednoho nevinnýho člověka odsoudili na pět let, to jsem už slyšel, ale na deset, to je trochu moc:" -- Не представляю себе,-- произнес Швейк,-- чтобы невинного осудили на десять remarkable, приколы бородач новые серии consider />Правда, однажды невинного приговорили к пяти годам -- такое я слышал, но на десять -- это уж, пожалуй, многовато!
Já byla na tom přelíčení jako svědek, ale co jsem mohla svědčit, když mně řekli, že jsem v příbuzenském poměru k svému muži a že se mohu vzdát svědectví.

30 thoughts on “Серый серый дым бесконечные приколы наливаю алкоголь”

  1. DeathWish:

    Вы не правы. Я уверен. Могу отстоять свою позицию. Пишите мне в PM, поговорим.

  2. Pakemon:

    Какой занимательный ответ

  3. Luntik:

    Вообщем забавно.

  4. RedHulk:

    Прочитал неделю назад, хотел откомментить, да забыл, а тут такая дискуссия :)

  5. Luntik:

    Вы сами придумали такой бесподобный ответ?

  6. HardCoreGamer:

    Замечательно, очень полезная фраза

  7. Mistake:

    Интересный момент

  8. HardCoreGamer:

    Случайно зашел на форум и увидел эту тему. Могу помочь Вам советом. Вместе мы сможем найти решение.

  9. Pro100Gamer:

    Текущий день уже прошел. Где конкретика?;-)

  10. DeathWish:

    Приветик Всем!

  11. SuperMan:

    Вебмастер и читатели играют в прятки. Все пишут и пишут, а администратор прячется как партизан.

  12. Gambler:

    Спасибо за совет, как я могу Вас отблагодарить?

  13. RedHulk:

    Я конечно, прошу прощения, мне тоже хотелось бы высказать своё мнение.

  14. Maniac:

    Актуальная информация о новинках в строительстве и дизайне интерьера: модульное строительство, дизайн котеджей и отделка офисов. Публикации о свежих новшествах отедлчных материалов, советы специалистов. Инструкции и советы по работе с надежными строительными технологиями.

  15. BeoWulf:

    Было интересно посмотреть!!!

  16. Baunty:

    Могу порекомендовать зайти на сайт, на котором есть много статей по этому вопросу.

  17. Xzibit:

    полный отпад----и качество

  18. Luntik:

    Данный пост реально подсобить мне принять очень важное для себя решение. За что создателю отдельное спасибо. Жду от Вас новых постов!

  19. Revers:

    Я в этом уверен.

  20. RealKing:

    Новые посты, имхо, нынче слишком редко случаются :)

  21. IceStorm:

    Абсолютно с Вами согласен. Мне нравится эта идея, я полностью с Вами согласен.

  22. Vortex:

    Простите...

  23. Vortex:

    Согласен, эта весьма хорошая мысль придется как раз кстати

  24. RobinHood:

    Простите...

  25. Gangster:

    Прошу прощения, что вмешался... Мне знакома эта ситуация. Пишите здесь или в PM.

  26. Dark_knight:

    Не бери в голову!

  27. Xzibit:

    Я считаю, что Вы ошибаетесь. Пишите мне в PM, пообщаемся.

  28. Pro100Gamer:

    Доверьте свой переезд профессионалам, и мы поможем спланировать дачный переезд самого начала! Ведь оперативный и аккуратный дачный переезд сбережет собственное время и нервы.

  29. Ronin:

    Пожалуй, я соглашусь с вашим мнением

  30. Killing_Spree:

    Прошу прощения, что я Вас прерываю, но, по-моему, есть другой путь решения вопроса.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *